Сергей Белаяр. Звёздные старьёвщики

Долгие поиски увенчались удачей: сканеры космического разведчика «Дор-Шарг» обнаружили в полутора петаметрах от корабля источник сырья колоссальных размеров – в тридцать пять тысяч километров. Он имел форму почти идеального шара и располагался в восьми целых трёх десятых секунды от центрального светила системы – жёлтого карлика диаметром один миллион триста девяноста две тысячи километров.

Как только аппаратура подала звуковой сигнал, капитан Аргас Храмун забарабанил пальцами по клавишам, запуская программу дистанционного анализа находки, а техник Тирак Ра-Ваш взялся активировать зонды и готовить коридор для гиперпространственного прыжка. Работал экипаж молча и сосредоточенно, не торопясь радоваться успеху миссии раньше времени. С немалой долей вероятности могло оказаться, что источник застолблён.

Модифицированный вариант армейского сканера генерировал специальные волны, которые не рассеивались в пространстве и игнорировали доплеровское смещение частоты. Сверхвысокочувствительный приёмник позволял ловить ответный сигнал, даже если его искажали электромагнитные помехи техногенного происхождения. Корреляцию данных с помощью восьми разбросанных по корпусу приёмных антенн осуществлял искусственный интеллект «Дор-Шарга».

Спустя несколько минут начали поступать первые данные – оказалось, что внутри шара находится геоид с экваториальным радиусом шесть тысяч триста семьдесят восемь с небольшим километров и полярным шесть тысяч триста пятьдесят семь. Взгляд капитана скользил по ежесекундно меняющейся информации: перигелий, афелий, эксцентриситет орбиты, сидерический период обращения, орбитальная скорость, наклонение, наклон оси, альбедо, объём, масса и плотность. Типовая, обязательная процедура, любое отступление от которой жёстко каралось Министерством развития.

— Не так давно планета была пригодна для жизни! – резюмировал Храмун, когда на экране высветилось тестовое резюме.

— Чтобы это понять, дистанционные сканеры вовсе не нужны! – хмыкнул Ра-Ваш. – Мусор на орбите указывает на присутствие разумных форм жизни лучше любого знака! А с этой самой жизнью что? Не хотелось бы, чтоб планета оказалась населённой!

— Это да, — кивнул Аргас. – Лучше всего – необитаемая планета. Меньше проблем!

— Да и гонорар намного больше! – понимающе усмехнулся Тирак.

Наличие жизненных форм на планетах со значительными источниками сырья не было проблемой – в зависимости от уровня интеллекта живых существ в игру вступали либо военные, либо дипломаты.

Капитан задал сканерам поисковую программу. Через четыре минуты искин «Дор-Шарга» оповестил экипаж об отсутствии живых существ на поверхности. Отрицательный результат был получен и после поиска разума под поверхностью.

Настроение техника сразу улучшилось. Он с удвоенным рвением взялся за работу.

Пока Ра-Ваш занимался зондами, капитан просмотрел базу данных искина и залез в Старнет. О находящейся по ту сторону границы Ойкумены планете информации было очень мало. И эти крохи язык не поворачивался назвать достоверными данными. Больше похоже на слухи.

Храмуна интересовала отнюдь не история периферийной планеты, а её статус в галактическом реестре. К счастью, геоид не принадлежал ни одному из обитаемых миров. Не было ни файнд-маркера, ни сигнальных буёв, ни других признаков того, что экипаж «Дор-Шарга» опередили.

Тирак расплылся в довольной улыбке. Его можно было понять – такие громадные источники сырья встречались нечасто. Капитан припомнил, что в последний раз богатую ресурсами планету обнаружили двадцать три года назад.

— Зонды готовы! – доложил Ра-Ваш.

— Добро! Коридор?

— Три минуты до стопроцентной готовности! Задаю координаты перехода!

Корпус космического разведчика завибрировал – искин разгонял реактор. Модуль гиперпространственного джампера начал пульсировать – с каждым мгновением вибрация «Дор-Шарга» усиливалась.

— Готовность к прыжку – одна минута!

Отсеки космического разведчика наполнились низким гулом гиперпривода.

— Старт! – техник нажал на кнопку.

По направлению гиперграницы со сверхсветовой скоростью понеслись три исследовательских аппарата в прочных корпусах, позволявших выдерживать сверхвысокие и сверхнизкие температуры, нейтрализировавших все виды излучения, ослаблявших давление. Кожух надёжно прикрывал тонкую аппаратуру при многократных перегрузках и ускорениях, крошечный ядерный реактор создавал большой запас хода. Высокая маневренность позволяла зондам избегать встреч с астероидами.

Исследовательские аппараты были оснащены камерами с мощными объективами с переменным фокусным расстоянием. Три трансфокатора позволяли оператору не только ориентироваться в пространстве, но и рассмотреть в мельчайших деталях любой предмет.

О том, что зонды пересекли невидимую черту, свидетельствовали три зеленоватых вспышки. Уследить за движением исследовательских аппаратов в гиперпространственном коридоре невооружённым взглядом было невозможно, поэтому Ра-Ваш вывел на экран объёмную компьютерную модель. Подкрашенные оранжевым капсулы неслись по прямой с огромной даже на скорректированной искином картинке скоростью. На то, чтобы выйти из гиперпространства, зондам потребовалось всего двенадцать минут. Исследовательские аппараты вынырнули в миллионе километров от планеты. Вибрация и гул исчезли.

Тирак уверенно довёл зонды до орбиты. Для того дабы проскользнуть сквозь поле техногенных объектов общей массой в несколько десятков миллионов тонн, Ра-Вашу пришлось пустить в ход всё своё мастерство. Несмотря на защиту исследовательских аппаратов, техник не хотел рисковать – на кон было поставлено слишком многое.

Сплошная стена мусора расступилась, и экипаж увидел планету. Геоид был серо-чёрным со слабо угадывающимися очертаниями материков. Повинуясь джойстику в руке Ра-Ваша, зонды начали плавный, позволяющий оценить общее состояние находки, спуск. Храмун и Ра-Ваш не отрывали взоров от мониторов. Из-за огромного расстояния сигнал приходил с опозданием.

К радости экипажа вся планета была буквально завалена мусором. Искин выдавал данные, от которых глаза поисковиков лезли на лоб от удивления. Объём сырья оказался не просто большим, а громадным! Причём отходы жизнедеятельности разумных существ включали дефицитные химические элементы и редкие материалы.

— Аргас, мы богаты! – радостно закричал техник, не в силах совладать со своими чувствами. Капитан ответил слабым кивком – он не любил спешки.

— Нам нужно ещё заявить свои права на сырьё! – напомнил Храмун. Жесточайшая конкуренция требовала оперативности. – Так что начинаем работать немедленно!

— Есть! – отозвался довольный техник, мгновенно позабывший о своей неприязни к бюрократам и постоянно костеривший нудность оформления прав на находку. По закону она принадлежала тому, кто первым доставлял сырьё на ближайшую ресурсную базу. Коротковолновые радиобуи обозначали лишь границы участка и служили знаком начала добычи, отнюдь не гарантируя того, что другие поисковики не позарятся на жилу.

Стремительно развивающиеся миры Ойкумены требовали всё больше ресурсов, а разведанные источники полезных ископаемых быстро истощались и не могли полностью покрыть потребность в сырье. Солнца давали энергию, но из света невозможно выточить деталь, пошить одежду и синтезировать пищу. В переработку шло всё, исключая крупные космические тела.

— Зонды – в автоматический режим! – приказал Храмун. – Приступить к постройке гиперпространственного коридора!

Ра-Ваш изменил рабочий режим исследовательских аппаратов, после чего начал неторопливо вводить координаты точки перехода. Малейшая ошибка могла стоить экипажу жизни. В то время, когда техник занимался подготовкой к прыжку, капитан наблюдал за видами планеты, пытаясь нарисовать картину того, какой она была раньше.

Через несколько минут Тирак доложил о готовности. Корпус вновь завибрировал – на этот раз намного сильнее. Гиперпривод загудел, через несколько мгновений понизив тональность.

— Приготовиться к ускорению! – велел Аргас и надел кислородную маску с очками. Ра-Ваш также спрятал лицо под маской. Храмун щёлкнул тумблером – оба кресла утонули в силовых коконах, внутрь которых хлынул амортизирующий газ. Далее в дело вступал искин. На мониторе менялись цифры обратного отсчёта. После того, как истекла минута, «Дор-Шарг» начал быстро набирать скорость.

Космический разведчик достиг гиперграницы через несколько секунд. Последовала яркая вспышка, больно резанувшая по глазам даже ослабленная светофильтрами, а затем «Дор-Шарг» рванул вперёд, словно получив ускорение. За считанные секунды перегрузка возросла с одного до двенадцати g. Храмун и Ра-Ваш почувствовали резкое увеличение веса. Неодолимая сила вдавила голову в плечи, появилось особенное тянущее ощущение в груди. Для того чтобы пошевелить хотя бы пальцем, приходилось прикладывать немалые усилия. Ступни и голени казались увеличенными в объёме, мышцы свело судорогами. Кровь отлила от головы, а зрение расфокусировалось. Сознание как будто размазали по всей площади гиперпространственного коридора.

Несмотря на то, что Храмун и Ра-Ваш являлись тренированными поисковиками, и то, что вектор перегрузки был положительным, а искин контролировал скорость, члены экипажа лишь каким-то чудом не теряли сознания. Ни Аргас, ни Тирак никак не могли привыкнуть к чудовищному ускорению. К счастью, переход никогда не длился долго – до минуты, затем следовала новая вспышка, и космический разведчик вылетал из коридора. За сто тысяч километров от точки выхода модуль отключался, и начиналось торможение, а за ним следовала остановка.

Корабль завис в двадцати тысячах километров от орбиты.

— Тирак, как ты? – справился капитан, как только пришёл в себя.

— Нормально! – отозвался техник. Его голос слабо дрожал.

— Тогда – за работу! – распорядился Аргас и набрал на панели, вмонтированной в ручку кресла, код отбоя. Компрессоры втянули газ, силовые коконы исчезли. Экипаж снял маски и спрятал их в располагавшиеся между колен контейнеры.

Капитан отстрелил радиобуи и вывесил в полумиллионе километров над северным плюсом планеты файнд-маркер с идентификационным номером «Дор-Шарга». Техник занялся танками. Каждый космический разведчик, вне зависимости от принадлежности – вольных поисковиков, артелей или наёмников корпораций – снабжался контейнерами для сырья, грабберами, сортировальными механизмами и прессом.

На то, чтобы приготовиться к сбору сырья, у экипажа ушло около десяти минут. В отличие от Ра-Ваша, руки Храмуна не дрожали, хотя волнение Аргаса было не меньшим.

— Начинаем? – спросил сгоравший от нетерпения Тирак.

Прежде чем приближаться к кромке мусора, капитан решил осмотреться – экипажу сюрпризы не нужны. На сто миллионов километров вокруг было пусто. Проверил Храмун и данные зондов.

— Теперь – можно!

Техник потёр руки в предвкушении большого куша и взялся за рукояти управления манипуляторами, оснащёнными громадными захватами. Грабберы дёрнулись, щипцы согнулись и разогнулись.

Удостоверившись в том, что манипуляторы исправны и готовы к работе, Ра-Ваш шевельнул рукоятями. Манипуляторы врезались в стену из мусора и захватили разгонный блок ракеты-носителя и паривший рядом навигационный спутник с гнутыми солнечными батареями. Тирак двинул рукоятями, и манипулятор понёс добычу к широкому раструбу, через который сырьё поступало в комплекс сортировальных механизмов, откуда шло под пресс. Спрессованные брикеты весом по сто тонн по конвейеру отправлялись в танки, где мощные краны распределяли их по грузовым ёмкостям.

Помощь Аргаса Тираку пока не требовалась, поэтому капитан решил ознакомиться с результатами сканирования для того, чтобы получше представлять масштабы источника сырья. Атмосфера почти на семьдесят пять процентов состояла из оксида углерода. Около шести процентов приходилось на кислород, остальную часть составляли оксиды азота, диоксид серы, альдегиды, аммиак, радиоактивные изотопы и тяжёлые металлы. На этом также можно было неплохо заработать – «Дор-Шарг» был оснащён специальной системой для выделения физических, химических и биологических веществ из воздуха.

Не менее загрязнённым оказались почва и воды. Грунт был буквально пропитан стойкими хлорорганическими соединениями, нитратами, сульфатами, хлоридами, а также токсичными отходами промышленного и сельскохозяйственного производства, ртутью, свинцом, мышьяком, медью, кадмием. Мировой океан напоминал коктейль из нефти и нефтепродуктов, нитратов, фосфатов, инсектицидов, гербицидов. Плюс – различного рода промышленный и бытовой мусор да тяжёлые металлы.

То, что послужило причиной смерти или переселения обитателей планеты, станет для Ра-Ваша и Храмуна источником обогащения.

Неожиданно для самого себя капитан испытал жалость к тем, кто не сумел вовремя остановиться и превратил свой дом в свалку. Приступ длился недолго – Аргас отмахнулся от мысли как от назойливого насекомого, напомнив себе о том, что не стоит сострадать глупцам. Лучше подумать о том, как не подпустить никого к планете.

Работа спорилась – техник ловко орудовал манипуляторами, бормоча себе под нос: «Мы богаты!». Душевными терзаниями Тирак не мучился – слишком долго он мечтал о том, как разбогатеет, непомерно много хлебнул горя. Напарником и другом Ра-Ваш был неплохим, несмотря на желание во что бы то ни стало разбогатеть. Сказывалось тяжёлое детство и голодная юность. Аргас и сам был не прочь променять монотонные поисковые будни на обеспеченное ничегонеделание, но мечтами о богатстве не бредил.

При виде стремительно растущих цифр, показывавших тоннаж мусора, из груди Храмуна, заставляя игнорировать осторожность, рвалась радость. Капитану приходилось одёргивать себя – не стоило форсировать события: в любой миг удача могла отвернуться от экипажа «Дор-Шарга». Слишком уж велик риск попасть в поле зрения конкурентов или пиратов.

«За такую жилу вцепятся в глотку не только чужаки, но и самые верные друзья!», — внезапно подумалось капитану. Он исподтишка бросил на товарища оценивающий взгляд. Не считая возбуждённого бормотания, Тирак был точно таким же, как и всегда. Храмун снова уставился на экран. Сам капитан не мог допустить и мысли о том, чтобы предать товарища. Честь офицера, пусть давно ушедшего в отставку, не позволяла. Да и куда деть совесть?

Количество брикетов увеличивалось. Искин провёл расчёты и выдал резюме: танки космического разведчика будут заполнены задолго до того, как мусора станет меньше на десять процентов. Самое время посетовать, что грузовая ёмкость «Дор-Шарга» — миллион тонн…

Храмун сменил Ра-Ваша через два часа, не приняв во внимание возражения Тирака.

— Старьё никуда от тебя не денется!

Спорить с капитаном техник не отважился. Молча передал управление товарищу. Только отвернул голову, чтобы Аргас не заметил недоброго блеска в его глазах. Взгляд Ра-Ваша упал на огнетушитель – тяжёлый баллон, способный без труда проломить череп.

Техник нервно облизнул губы, испугавшись собственных мыслей. Соблазн убрать капитана и владеть всем единолично был очень сильным. И сопротивляться ему оказалось тяжело. Тирак осторожно расстегнул замок ремней безопасности, после чего позволил им соскользнуть на кресло. Глубоко вдохнув, Ра-Ваш потянулся к огнетушителю, стараясь при этом не потревожить капитана. Сердце билось о рёбра.

В этот самый момент на мониторе появились данные о точном количестве сырья и расчёты предполагаемой прибыли. Сумма получалась астрономическая.

«Ещё и внукам останется!», — промелькнуло в голове техника.

Цифра с множеством нолей решила исход дела – Ра-Ваш выдохнул и заставил себя забыть о желании избавиться от капитана. А спустя миг Тирак устыдился своих мыслей.

Тем временем ничего не подозревавший Аргас продолжал собирать мусор. Зонды вели наблюдение за поверхностью.

На то, чтобы загрузить все танки, у экипажа ушло четверо суток, в течение которых Ра-Ваш и Храмун меняли друг друга на еду и сон через каждые шесть часов. Уменьшения количества мусора было практически незаметно – дрейфовавшее по орбите старьё быстро заполнило «карман».

К ресурсной базе «Дор-Шарг» добрался за неделю. Топливо экипаж не экономил – космический разведчик совершал прыжки в гиперпространстве. И одного рейса хватило, чтобы сделать Аргаса и Тирака состоятельными. Однако капитан и техник на достигнутом не остановились – они наняли самый большой танкер и за три рейса перевезли весь мусор с отдалённой планеты. И лишь после того, как из танкера был выгружен последний брикет, поисковики вкусили плодов нового статуса.

— Ну и как тебе моя скромная обитель? – спросил Тирак, поудобнее устраиваясь на шезлонге, по обе стороны от которого стояли слуги с опахалами.

— Недурно! – ответил Аргас, хотя назвать скромным дворец товарища было нельзя – от внутреннего убранства буквально веяло роскошью.

Ра-Ваш расплылся в довольной улыбке и сказал:

— Если желаешь, можем выйти в открытый космос на моей личной яхте. Она у меня – самая большая в Ойкумене!

— Почему бы и нет? Но только после того, как ты покажешь мне свою коллекцию! Помнится, ты говорил, у тебя есть подлинники великих мастеров прошлого?

— О да! – утвердительно качнул головой Тирак. – Пришлось раскошелиться, однако они того стоят! Признаюсь – после знакомства с твоим парком раритетных машин меня начало одолевать желание поразить тебя чем-нибудь не менее дорогим!.. Ещё коктейля?

Готовые исполнить любое желание слуги напряглись в ожидании приказа.

— Нет, спасибо! – ответил Храмун и перевёл взгляд на неправдоподобно красивых женщин, терпеливо ожидающих, когда вчерашние старьёвщики соблаговолят снизойти до них. Красотки оживились и начали демонстрировать Аргасу свои прелести.

Экс-капитан помахал дамам рукой.

— Захочешь чего-нибудь, только скажи! – сказал Тирак.

— Непременно! – заверил Храмун, знавший, что любое его желание будет тотчас же исполнено.

Несколько мгновений товарищи молчали, наслаждаясь прекрасными видами, что открывались с балкона, — ландшафтные дизайнеры потрудились на славу. Затем Ра-Ваш с чувством произнёс:

— Жизнь прекрасна!

Храмун был готов подписаться под словами друга.

— Всё забываю спросить, как называлась та планета? – сделав изрядный глоток, поинтересовался экс-техник.

— Она носила имя Земля!..

Реклама

6 комментариев в “Сергей Белаяр. Звёздные старьёвщики

  1. Значит, здесь много цифр, много умных слов, много технологии, про которую автор, верно, считал, что он её продумал. К сожалению, финал становится ясен после первых же цифр, обозначающих радиусы геоида. И, конечно, само слово «геоид» полностью убивает интригу.
    Честное слово, дочитывал только из погибающей надежды, что автор сможет меня как-то удивить.
    Увы.
    Всё оказалось ровно так, как я и предполагал.
    Правда, где-то в середине была попытка оживить персонажей. Потом автор испугался, и попытка ушла как вода в песок.
    Чрезвычайно скучно, да.

  2. Развязка рассказа была очевидна с самого начала, равно как и поучительная его суть. Не очень понятно, как можно было потерять координаты своей родной планеты так, что никто десятилетиями не мог их найти. Есть у Лукьяненко сходный по сути рассказ – «Именем Земли», но там, правда, не про экологию, и к тому же на порядок лучше написано. Тем не менее, бонус дам за техногенные описания. Несмотря на ошибки и излишнюю дотошность в километраже, автор бонус заслужил.

    Я – 2
    Г – 2
    И – 1
    Б – 1

  3. а еще у Шекли , кажется, было — но там позитивно кончилось, рождением первого искусственного спутника
    ну и Валли, конечно же.

    зачем так много цифр в самом начале?
    когда они кончаются, достоверность возрастает, а цифры ее как раз губят.

    зачем финальная фраза? что это Земля всем и так понятно буквально с первых цифр, даже тем, кт не знает точного размера Земли — ну прсто по логике, не зря же автор точные цифры приводит?

    язык 2
    герои 1
    идея 2

  4. Ctrl+F(«был»)=31
    Текст выглядит веселее. Стилистика текста по-прежнему усыпляет, но тридцать одно жёлтенькое пятнышко очень украшает чёрно-белое однообразие.

    «Сам капитан не мог допустить и мысли о том, чтобы предать товарища. Честь офицера, пусть давно ушедшего в отставку, не позволяла. Да и куда деть совесть?»
    Нравится. Отличный стёб.

    Ну вот, я рассказала о деталях, украшающих рассказ.
    Теперь о недостатках: пересказ вместо действия, объяснения чувств, вместо действия, отсутствие нового, прозрачность идеи с самого начала. И усыпляющая стилистика.

    Оценка — 4

  5. Начало обнадежило, наконец-то фантастика, и научная, что главное, а дальше пошла калька с множества прочитанных вещей. Плохо, что пришельцы оказались стандартными, смени имена и получатся копии капитанов и техников, описанных тысячами пишущих. Бесхарактерные герои, ничем не запомнились. Разбогатели за наш счёт и ладно, хоть кому-то дворцы с опахалами достались, хотя почему-то у них наши земные запросы, а уровень развития вроде как выше, я бы им запросов напридумала на месте автора, а то не особо верится как-то. Да и интрига не получилась, с первых же строк сдали Землю, а после и то, за чем охотились, сказали прямо мусор и все, а ведь разжечь интерес читателя вожделенным призом, сыграв на мусоре в финале ещё как можно было. Язык шероховат кое-где.
    Итого: идея – 2, герои – 1, язык – 2.
    Оценка: 5

  6. «Грунт был буквально пропитан стойкими хлорорганическими соединениями, нитратами, сульфатами, хлоридами, а также токсичными отходами промышленного и сельскохозяйственного производства, ртутью, свинцом, мышьяком, медью, кадмием. Мировой океан напоминал коктейль из нефти и нефтепродуктов, нитратов, фосфатов, инсектицидов, гербицидов. Плюс – различного рода промышленный и бытовой мусор да тяжёлые металлы.»
    «- Она носила имя Земля!..»

    К этому абзацу можно приставить еще три-пять про инопланетян. Ожидаемая реакция — дикий стыд за кошмарное обращение с планетой — будет достигнута.
    При данном же объеме текста весь катарсис растворяется в чувстве недоумения «зачем я столько прочитала?», поскольку сопереживания героям или вовлеченности в мир будущего не получилось — герои довольно типично стремятся разбогатеть, министерства довольно типично выставляют правила, конкуренты довольно типично стараются друг друга обогнать. Все очень знакомо, поэтому не очень интересно.

    Язык и стиль — 2.
    Герои — 1.
    Идея — 1.

    Итого: 4.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s