Николай Бершицкий. С добрым утром, Я!

Дело было в пятницу. Ноябрь только вступил в свои права, прохладный ветер гонял жухлые листья, а в академии имени Сеченова начинались занятия. Профессор Ждан Никифорович Лыткин бодрой походкой прошагал в кабинет. Как всегда за пять минут до начала лекции по фармакологии. Студенты уже заняли кабинет, зная обычай профессора приходить ровно за пять минут. Причем он ни разу не опоздал, не явился раньше и никогда не брал больничного, словно и не болел вообще. Его впору было прозвать роботом, да только студенты ни за что не дали бы Ждану Никифоровичу такое имечко, ибо профессор был бодрее, живее и веселее всего потока. Хоть ему исполнилось шестьдесят пять лет, он выглядел на все сорок. Ни седины, лишь виски подернулись, ни отвисшего брюшка, как это порой наблюдается. Лыткин знал предмет превосходно и умудрялся делать занятия по фармакологии интересными, редкий лентяй пропускал их, обычно же шли на лекции с охотой, хотя бы ради того, чтобы послушать остроты и зарядиться позитивом нестандартного преподавателя.

И пусть студенты мало знали о профессоре Лыткине, известно было всем, что фармакология не единственная отрасль медицинской науки, которой он занимался. Писал книги по медицине и биологии, работал с группой товарищей в лабораториях. Пожалуй, это все, что могло бы заинтересовать среднестатистического студента третьего курса медфака. Двое парней, завсегда сидящих рядом и устраивающих из любой лекции беседу с веселыми комментариями – за что не раз получали замечания от преподавателей — уже приготовились к обычному приветствию, но профессор не оправдал ожидания.

— Слышь, Дэн, — толкнул товарища в бок Максим Желтиков. – Чего-то наш юморист сегодня не в форме.

— Да? Сейчас чего-нибудь выдаст, ты подожди, — нехотя оторвался от каляканья в толстой тетради Денис Рыбкин. – А вообще он помятый какой-то, бухал, может, вчера.

Ждан Никифорович в этот день был молчалив, надо сказать, он не успел ступить в аудиторию, как вдруг замер, осмотрел ряды, свои туфли и костюм – профессор завсегда одевался с иголочки. Растерянно подошел к столу, положил папку с лекциями, в которую, правда, редко заглядывал. По лицу Лыткина промелькнул целый спектр эмоций, от удивления до восторга. Привыкшие к всевозможным причудам и шуткам преподавателя студенты все же подпрыгнули от неожиданности и удивления, когда тот восторженно вскрикнул. Он похлопал себя по груди, рукам, животу, бедрам, словно уцелел после аварии и проверял, все ли на месте.

— Извините, — сдерживая всплеск радости, сказал профессор и на глазах пораженных юношей и девушек выскочил в коридор. На ходу он вытаскивал из кармана мобильный телефон и, надо думать, очень волновался, плохо затворив дверь. Легкий порыв ветра приоткрыл ее снова, бодрый голос профессора Лыткина звонко разносился по пустому этажу.

— Федор Петрович, Федя! Получилось! Ты тоже! Ну и ну, и кем? Ну ты даешь! Давай, звони остальным, а я позабочусь о конференции!

Влетев в кабинет, профессор подбежал к столу. На лице сияла улыбка человека, познавшего неописуемый восторг. Будто он достиг цели всей своей жизни.

— Что ж, что ж! – весело произнес он. – Прошу прощения, сегодня лекции отменяются. Прочитайте следующую главу учебника, а там видно будет. Ох, извините ради бога, но мне право не до того. Все свободны, до свидания!

С этими словами Ждан Никифорович ухватил портфель и выбежал еще быстрее, чем возвращался в кабинет. Студенты хлопали глазами, гадая, всерьез ли преподаватель все это говорил или надумал пошутить. На шутку происходящее тянуло едва ли. Первыми отреагировали не самые радивые учащиеся, «валяющие Ваньку» на задних рядах. С улюлюканьем они вывалили в коридор, обсуждая планы на выходные. Тем, кому лекция казалась важной, только и могли спрашивать: «что это было?». Денис и Максим после недолгих толков с одногруппниками решили все же время даром не терять. Ясно ведь – никакого занятия не состоится. По дороге до метро они еще обсуждали странное поведение профессора, а, распрощавшись с товарищами и спустившись под землю, забыли об учебном заведении.

— Давай, до понедельника! – крикнул Максим на прощанье.

— Когда нам приходить-то? – отозвался друг.

— К десяти, давай! Если чего – созвонимся!

Грохот прибывшего поезда заглушил его голос, а слепая толпа понесла в вагон.

* * *

Выходные разнообразием не блистали: Интернет, встречи с друзьями, да и то выбраться никуда не удалось. Максим пару раз включал телевизор, но там шла какая-то белиберда, а новостями себе лишь настроение портить. Родители уехали на дачу, так что далеко уходить не хотелось: недавно соседскую квартиру обнесли, мало ли чего. Да и участковый периодически наведывался к соседям выяснять подробности. Так что к исходу воскресенья скука одолела Макса просто смертельно. Написав целую книгу из ответов и вопросов в социальных сетях, он решил еще чуток поваляться перед телевизором. И, как оказалось, не зря.

— Любопытным открытием удивил научные круги один из малоизвестных до нынешнего момента преподавателей Сеченовской медицинской академии, — вещал ведущий. – Ждан Никифорович Лыткин и его товарищи по институту сорок лет назад начали интересный эксперимент, который имеет все шансы перевернуть мир. Смотрите дальше прямую трансляцию пресс-конференции, где профессор Лыткин сам поведает о ходе и результатах исследования.

Кричащая яркая реклама пролетела для Максима незаметно, даже ни разу не вывела его из себя нарочитой сексуальностью или глупостью. Новости возобновились. На экране появился Ждан Никифорович, стоящий за кафедрой. Его улыбающееся лицо сияло от вспышек фотоаппаратов. Пропустив аплодисменты, он заговорил:

— Спасибо, спасибо. Приятно видеть такой бурный интерес к науке. Я рад быть тут и рассказать о проведенном мною эксперименте по улучшению жизни человека. Для начала я хочу представить своих коллег и друзей: Федор Косолапов, доктор психологических наук, Федя иди сюда.

Лысенький дядечка подошел к профессору, страстно потряс ему руку и помахал гостям конференции. Успех так и веял от него волнами необъяснимой, неведомой энергии.

— Василий Никитин, мой прямой коллега – медик-фармацевт, он похлопал по спине высокого мужчину с аккуратной стрижкой, вышедшего после объявления его имени. – И последний член нашей маленькой команды Николай Пронин, профессор биологии. Все в сборе, с позволения товарищей я самолично расскажу вам суть. Когда мы заканчивали учебу – волею случая судьба свела нас вместе, не буду об этом, — мы, двадцати пяти летние парни, после долгих изысканий и штудирования материалов по психологии и медицине нашли способ общаться с подсознанием. Фактически контактировали с Высшим Разумом, если угодно. Таким образом можно черпать любую информацию из общей базы данных, общечеловеческого хранилища. Несмотря на все сложности, дело обстоит очень даже хорошо. Мы выяснили, что в необходимое для высвобождения подсознания состояние могут вводить некоторые химические препараты. Иными словами мы создали концентрированную таблетку, содержащую необходимую дозу всех веществ. Точнее доза заключена в двух таблетках. И теперь мы с гордостью готовы представить наше изобретение миру.

— Невероятно, — вклинился с вопросом репортер. – Но ведь у вашей таблетки, наверняка, существует побочный эффект? Проводились ли исследования на животных?

— Да, — поддержал коллегу еще один представитель прессы. – Вдруг это вещество опасно! И вообще, каков эффект?

Толпа загудела, сыпля вопросы, как крупу, на головы ученых, а те с гордостью и великодушием позволили им отговориться. Максим тоже заинтриговался этими вопросами и прилип к экрану, как, пожалуй, не прилипал уже лет десять, с тех пор, когда в детстве смотрел «мультики».

— Давайте обо всем по порядку, господа! – подняв руки ладонями вперед, произнес Ждан Никифорович. На эти вопросы вам ответит Федор Ильич.

Уступив место за кафедрой товарищу, профессор отступил в сторонку. Федор Ильич с лицом настолько веселым, что от одного взгляда на него хотелось самому растянуть улыбку до ушей, бодрым и точеным голосом бывалого психолога начал вещать:

— Дорогие друзья, вы тут спрашивали об экспериментах на животных. Отвечаю: нет – на животных препарат не испытывался. Просто на животных невозможно отслеживать эффект. В качестве испытуемых выступали мы сами, все четверо. С вашего позволения я опишу примерный эффект действия препарата, который мы шутливо назвали fortunae filius, или «счастливчик». Человек принимает две таблетки, и начинается невероятное. Вы можете не верить в то, что я сейчас скажу, однако доказательствами послужим мы сами. После приема препарата в последующие полчаса ваше сознание начнет засыпать, а подсознание – просыпаться. По нашим предположениям, которые, надо заметить, оправдались, сон сознания продлится в течение приблизительно сорока лет. Но всего интереснее и фантастичнее, что активизированное подсознание начинает работать с максимальной успешностью в любой области, смотря, что вам нравится. Чтобы лучше понять мою мысль, повторю ее простыми словами. Вы обязательно, стопроцентно будете преуспевать в любимом деле, да вообще в любом деле. Мы, четверо обычных парней-студентов, не обладая особенно выдающимися способностями, взобрались на вершину, с которой спускаться не планируем.

— И как же это происходит? – донеслось из зала.

— А вот как! – весело хлопнул в ладоши Федор Ильич. – Вы буквально впадаете с сон, глубокий, крепкий сон. Видите сновидения, отдыхаете. А когда просыпаетесь, обнаруживаете, что вы уже не тот, кем были, а успешный, состоявшийся человек. Да, события всей прошедшей жизни вы будете видеть как в кино. Не со стороны, конечно, но так, словно вы не являлись участником этих событий. В определенном смысле так оно и есть. Но стоит лишь задуматься, какие горизонты открывает наш препарат!.. Для его применения потребуется подготовка разума, поэтому мы с коллегами и сторонними специалистами по данным вопросам разработали специальный аудио курс, позволяющий обучиться азам медитации и развить свой ум. Много времени он не занимает. Подготовленный подобным образом человек сможет испытать преимущества fortunae filius на себе. Возможно, потребуется ряд дополнительных испытаний, но, как вы видите хотя бы по мне, таблетка действует и не вызывает побочных эффектов, если не считать провал в сорок лет, ха-ха-ха!

Зал подхватил смех ученого, соглашаясь с шуткой, заложенной в его высказывании, и зааплодировал. Максим, пораженный невероятным во многих смыслах изобретением, уставился в экран, где уже вовсю галдела реклама. Интерес в его мозгу боролся с чувством, что есть в этой чудесной таблетке что-то неправильное. С такими мыслями отошел он ко сну, долго ворочаясь в постели и прокручивая в голове картинки жизни, какую он мог бы вести, воспользовавшись «счастливчиком».

* * *

Не сложно было предвидеть, о чем велись буквально все беседы в понедельник. Какая уж там академия – вся страна, да и ряд других тоже, кипела в обсуждении «таблетки Лыткина», как ее прозвали в стенах учебного заведения. По большей части речь шла о преимуществах препарата, о желании его опробовать. Люди заранее закупали записи курса медитации, не опасаясь прогореть в случае, если препарат не выйдет в продажу. Сердца полнились детской радостью, с которой малыш подходит наутро к новогодней елке.

Макс с Денисом и группой ребят с курса толпились у кабинета, не торопясь на лекцию, начавшуюся десять минут назад. Не торопился и преподаватель – до того ли было? В деканате кипели ничуть не меньшие страсти. Нашлось приличное число преподавателей, которые хотели изменить жизнь, человека три или четыре сразу же подали заявление на увольнение, решив начать все с начала.

— Чего все с ума сходят из-за этих пилюль? – покачал головой Максим. – Разве до них плохо жилось…

— Кому неплохо, а кому иначе, — фыркнул Дэн. – Многие люди квартиру продадут ради пары «таблеточек счастья».

«Таблетками счастья» прозвали изобретение четырех студентов в народе – на латинском языке сложновато было выговаривать, да и не все запоминали.

— Возможно, они и не будут столько стоить. Не знаю, Дэн, чего-то не укладывается у меня в голове, что вот так вот выпил таблетку – и ты король мира. Обычно люди долго трудятся для этого.

— Трудятся, трудятся, — передразнил Максима Васек, здоровенный лоб, каким-то загадочным образом попавший в академию. Он не был тупым, как пень, но учился явно не для получения профессии. Васьком его называли исключительно потому, что гордое имя Василий ему не подходило совсем. – Много у нас в Думе трудятся? Я первым делом эти таблетки приобрету. Чего зря время терять?

— Да уж, тебе точно незачем, — уклончиво ответил Максим.

Васек отвлекся на знакомых парней из параллельной группы. Пожав им руки, быстро скрылся в толпе.

— Угу, много пользы от такого будет, если он вдруг «осчастливится», — недовольно бросил Макс.

— Тебе какая разница, — наседал Денис. – Давай тоже купим пилюли эти чудотворные, глядишь, сами поднимемся. Все равно тебе медицина туго дается, сам твердил, мол, родаки настояли. Ну так и займешься, чем надо. Там уж тебе никто указывать не станет. Я вот на всякий случай дисочек прикупил, прослушал уже пару частей. Могу потом тебе скинуть, чтобы ты деньги зря не транжирил, раз уж сомневаешься.

— Откуда ты знаешь, вдруг это какое оружие или чего-нибудь в этом роде. Сейчас дурачков наберется подопытных.

— Ну чего ты несешь, какое еще оружие, — засмеялась Таня, первая отличница в группе.

Максим понял, спорить бесполезно. Да и нужно ли спорить? Он ведь и впрямь не знает, о чем говорит. Получалось, что он просто завидует людям, собирающимся принять «таблетку счастья». Но ему тоже никто не запрещал ее принимать, нужно только дождаться, когда она появится в аптеках.

— И что, вы все собираетесь пить эти таблетки? – обратился наконец к друзьям Макс.

— Почему бы и нет, — пожал плечами Денис. – Не вижу ничего зазорного. Подумать, конечно, надо – поступок-то важный…

Тут он задумался, замялся и понял позицию Максима. Холодом страха перед неизвестностью окатило его с ног до головы. Сорок лет! Сорок лет непробудного сна разума. Чего угодно может за это время случиться, а ну как не проснешься. Денис почесал затылок.

— Слушай, давай подождем, посмотрим, как оно приживется. А тогда решим: нужно нам это или – на фиг.

Максим неуверенно кивнул. В тот день больше тему «счастливчика» не поднимали, хотя вокруг об одном том и болтали на все лады. Уже вечером Макс включил новости, чтобы не пропустить ничего, касающегося таблетки Лыткина. Как и предполагалось, речь шла о массовом производстве препарата и его распространении. Диктор обещал, что уже через неделю любой желающий сможет за сравнительно скромную сумму приобрести волшебные пилюли. Дескать, к этому сроку последние тесты будут завершены, да и на сей день прогнозы положительные…

Ночь, вторая по счету, прошла в сомнениях, волнениях и раздумьях. Однозначного решения Макс так и не нашел. Желание успеха и интерес тянули его в сторону таблетки, а страх и сомнения рвали в другое направление. Воображение без устали рисовало картины возможного будущего в обоих случаях, отгоняя сон. Отдохнуть от этого безумия удалось ближе к пяти утра. Максим морально подготовил себя ко дню, полному обсуждений, спорной темы…

* * *

…Оказалось – напрасно. Всю последующую неделю пыл спадал день за днем. Как резко и ярко ворвалась весть о таблетке в жизнь ВУЗа, также незаметно и тихо уползла. В период передышки люди словно отошли от удивительного сновидения – слишком трудно поверить в реальность существования средства «решающего любые проблемы». Жизнь вернулась в привычное русло, а Максим этому порадовался. Гораздо приятнее было общаться с товарищами, у которых не горит в глазах жадное желание.

В новостях лишь вкратце освещали последние этапы подготовки препарата к выпуску, будто нарочно нагнетая интригу. Вновь заговорили о «счастливчике» в пятницу, перед расставанием на выходные. Глядя на улыбки многих учащихся, Макс понимал, что они уходят не на два дня, а на сорок лет. Куда-то их приведет этот путь? Радовало решение Дениса повременить и посмотреть на успехи других. Максим реально опасался потерять друга, ведь одному Богу известно, кем станет человек после пробуждения или во время «сна разума». Лыткин выглядел веселым и бодрым, но как-никак всем известно, что «сон разума рождает чудовищ». Профессора и его компаньонов он раньше не знал и не видел, откуда можно было брать образ для сравнения «до» и «после»?

Ни один день в жизни Макса не проходил в таком напряжении и волнении, как последние суббота и воскресенье прежнего мира. Перемены всегда пугают, а глобальные перемены пугают вдвойне. Первые «странности» начались в Метро, наполненном веселыми, счастливыми людьми, спешащими на службу. Получают ли они теперь от нее удовольствие, или все-таки нашли новый выход для себя? Не то окрыленные победители, не то рабы, возлюбившие цепи. Кто его знает.

— Привет, — вяло пожал руку Денису Максим. – Ну, как впечатления?

Дэн выглянул в окно и пожал плечами.

— Как сказать… необычно. Хотя по мне так лучше, чем кислые рожи со всех сторон и месилово в метро. Разве плохо, когда человек находит место в жизни?

— Не плохо, конечно. Только кто находит? Эти-то люди – спят. Со всей своей гнилью и пороками. А проснутся и по-новой. Только теперь с богатством и влиянием. Я тут думал над приемом таблеток…

— И? – обратил внимание на замешательство товарища Денис.

— И думаю, что человек должен сам всего добиваться. Это ж какой-то обман природы получается. Все равно, что снять проститутку вместо ухаживаний за девушкой и свиданий. А радость от достижения целей, а жизненный опыт. Разве некая сила, стоящая за твоей спиной сможет это предоставить? Порой не сам успех ценен, а дорога, которую ты преодолеваешь, добираясь до него.

— Говоришь красиво, но я бы на твоем месте не судил так категорично. Вдруг сам потом решишься. К тому же жизнь человек вспоминает.

— Да, как в кино. Это не то, суррогат, а не жизнь.

— Ок, не нервничай. Тебя никто не принуждает. Я же говорю, глянем, как оно бывает, и определимся.

Весь день они в основном ходили по институту и следили за людьми. Определить принявшего препарат было легче легкого: бодрый, энергичный, словно его подключили к дополнительному источнику питания, тот и не тот, что прежде. Васька-лоботряс в белой рубашке и выглаженных брюках – ни дать ни взять депутат, — с контрольной улыбкой крепко пожал друзьям руки, бросил пару фраз и убежал на конференцию, про которую Денис с Максимом даже не знали.

— Видал? – раскрыл рот Денис.

— Да, словно подменили.

— Точно.

Дальше разговор не пошел. Оставалось только дивиться переменам, постигшим тех или иных соучеников.

На следующий день появилось вдвое больше людей, принявших fortunae filius, надо думать, насмотрелись на более решительных и тоже подтянулись. Максиму это казалось странным, но теперь люди, выбравшие путь достижения успеха своими силами, выглядели изгоями. Они были малочисленны и сторонились неестественно улыбчивой толпы. В институте все переменилось кардинальным образом. Даже как-то неловко стало Максиму среди «счастливчиков». Он усердно разыскивал Дэна, которого не оказалось возле кабинета. Обегав половину учебного заведения, Макс обнаружил-таки друга.

— Привет! – громко окрикнул его Денис. На лице его сверкала широкая улыбка, а глаза помутились, подернутые дремотой.

— Привет, — пошевелил губами Максим в ответ малознакомому парню в полной растерянности.

— Ладно, я тороплюсь, потом поговорим.

Денис поспешил куда-то, а Максим смотрел ему вслед, стоя на месте, словно парализованный. «Как же мне не сказал?» — удивился он. – «Как же не сказал?».

* * *

Максим сидел на краю кровати у окна. Снаружи уныло подвывал ноябрьский ветер, в стекло скреблись когтистые пальцы деревьев. Полная луна подглядывала сквозь плохо задернутые шторы. В глубокой тишине мерно тикал будильник, на кухне капала из крана вода, шлепая по невымытой тарелке. Лампа на тумбочке поигрывала тусклым светом на гранях стакана с водой. На ладони у Макса лежали две крупные белые таблетки, будто составленные из миллионов микроскопических кристалликов.

«Ну, давай!» — подгонял он себя. – «Все равно деньги потрачены, не выбрасывать же теперь. Или не надо. Сорок лет… Многовато, а здесь и сейчас живем одиножды».

Минуты вяло тянулись, складываясь в часы. Таблетки искрились на слегка трясущейся от волнения ладони. Ночь выдалась абсолютно беззвучной: ни собачьего лая, ни завывания автомобильной сигнализации, ни гогота шпаны, заливающейся пивом на детской площадке.

«Что же делать? Выпьешь – бог знает, что с тобой будет, хочется контролировать себя всегда. Не выпьешь – так и останешься один на белом свете. Успех или жизнь? А что если принять одну, заснуть лет на восемнадцать, чтобы потом сказать себе: Ну что, проснулся наконец! С добрым утром Я!..»

Ссутулившаяся фигура неподвижно чернела в окне многоэтажного дома. Только в нем одном горела лампа. Ночь была необычайно тиха…

Реклама

39 комментариев в “Николай Бершицкий. С добрым утром, Я!

  1. Рассказ перегружен и затянут постоянными топтаниями по одному и тому же кругу рассуждений
    Грамотность средняя
    Множество слов-паразитов, местечковых жаргонизмов, неверно употребленных слов и выражений, повторов, логических сбоев.. то есть, стилистика и язык тоже средние, если не ниже.

    Герои прописаны слабо, у них одинаковая речь. Ни одному из них не веришь, да и одного от другого отличить довольно сложно. Людей нет, есть только человеческие массы, всегда толпа или группа как единый персонаж. Тоже ниже среднего.

    Идея интересная, хотя и не новая – комплексный переход всего человечества на новый уровень развития путем индивидуального самоубийства всех отдельных личностей. Новшество данного текста в том, что самоубийство предлагается временное, на сорок лет, а потом всеобщее счастье. Лично мне подобная идее кажется крайне непривлекательной и потому сильно удивляет то обстоятельство, что в рассказе ее с восторгом принимают практически все. То есть, я ничего не имею против использования такой идеи, но вот такое ее восприятие персонажами созданного автором мира считаю необоснованным ничем, кроме авторского же произвола. Для того, чтобы чем-то вот так восторгались все общество должно быть тоталитарным покруче сталинского, с постоянным зомбированием граждан.

    Бонусы – ну разве что вот эта самая временность самоубийства, но по мне так бонус довольно двусмысленный.
    В связи с вышеперечисленным оценка будет невысокой.

    По блохам
    «…отрасль медицинской науки, которой он занимался. Писал книги по медицине …»
    повтор однокоренных

    «…Двое парней, завсегда сидящих рядом…»
    Зачем тут сбой стиля?

    «…нехотя оторвался от каляканья в толстой …»
    опять

    «…Ждан Никифорович в этот день был молчалив, надо сказать, он не успел ступить в аудиторию, как вдруг замер, осмотрел ряды, свои туфли и костюм – профессор завсегда одевался…»
    Понятно, не сбой стиля, а терминологическая ошибка – ЗАВСЕГДА слово разговорное, и употребляться в авторской речи может только в том случае, если речь эта стилизована под малограмотный деревенский говорок. Тут же попытка говорить вполне серьезно, и потому подобные словечки в авторской речи неуместны.

    Далее – предложение распадается и очень коряво. Надо сказать – вообще не понятно к чему прилеплено – кому надо? Зачем надо? Лишнее.

    «…Привыкшие к всевозможным причудам и шуткам преподавателя студенты все же подпрыгнули от неожиданности и удивления…»
    Коряво по смыслу – если привыкли, то чему удивлялись? Да и на могут ВСЕ студенты как один подпрыгнуть от удивления, от этого вообще мало кто подпрыгивает, разве что в мультиках

    «… сдерживая всплеск радости,…»
    коряво.. лучше бы просто радость.

    Половина слов и даже предложений в тексте можно совершенно безболезненно сократить – будет только лучше.
    Потому что сейчас в наличии огромное количество канцелярита и смысловых повторов
    Например
    «…Ясно ведь – никакого занятия не состоится….»
    Почему не просто – занятий не будет? Да и долго что-то до них доходило, чего обсуждать, если профессор прямым текстом сказал об этом?

    «…, По дороге до метро они еще обсуждали странное поведение профессора, а, распрощавшись с товарищами и спустившись под землю, забыли об учебном заведении….»
    Опять то же самое

    «…Грохот прибывшего поезда заглушил его голос, а слепая толпа понесла в вагон….»
    Кого? По правилам получается, что голос. почему толпа вдруг слепая, если она устремилась куда надо?

    «…Кричащая яркая реклама пролетела для Максима незаметно,…»
    Не верю. Когда ждешь важных известий, реклама раздражает куда больше, чем обычно

    «…Пропустив аплодисменты, он заговорил:…»
    Неверный термин. Переждав.

    И последний член нашей маленькой команды (,)Николай Пронин,
    Иными словами (,)мы создали концентрированную таблетку,
    Точнее (,)доза заключена…»
    Пропущена запятая

    «…я самолично расскажу вам суть…»
    если у вас настолько косноязычный профессор и это действительно речевая его фишечка – тем более тщательно надо вычищать авторскую речь, чтобы она не была столь же косноязычной и не сливалась с профессорской

    «…мы, двадцати пяти летние парни…»
    двадцатипятилетние

    «…мы создали концентрированную таблетку, содержащую необходимую дозу всех веществ…»
    так может ляпнуть политический обозреватель, не одолевший и школу, на какой-нибудь пресс-конференции – но никак не профессор на конференции научной.

    «…- Невероятно, — вклинился с вопросом репортер. – Но ведь у вашей таблетки, наверняка, существует побочный эффект? Проводились ли исследования на животных?…»
    Лишняя запятая
    И сама по себе фраза бредовая
    Чего такого невероятного только что сообщил профессор? Да ничего! ЛСД и его действие известно уже черти сколько лет, профессор пока не сказал ничего нового и достойного чуть ли не прямой трансляции по телеку. О не привел никаких материальных доказательств. Просто голые слова. а вопрос об испытаниях на животных вообще умилил. Опыты с пробуждением подсознания на белых мышах, ага-ага, здравствуй, Элджернон, прими цветочек..

    «…Толпа загудела, сыпля вопросы, как крупу, на головы ученых, а те с гордостью и великодушием позволили им отговориться. …»
    Фраза корявая по строению и некрасивая по смыслу. То есть ученые, которых спрашивают, радостно и великодушно молчат, вместо того, чтобы отвечать

    «…Максим тоже заинтриговался этими вопросами …»

    «…в детстве смотрел «мультики»….»
    Зачем закавычены мультики? Ведь закавыченное получает противоположное значение. Он не их смотрел, а жесткое порно?

    «…подняв руки ладонями вперед, произнес Ждан Никифорович. На эти вопросы вам ответит Федор Ильич….»
    Не надо уточнять обыденное, то, что происходит всегда, руки почти всега по умолчанию поднимаются ладонями вперед – если это иначе не оговорено. Пропущено тире перед прямой речью

    «…Уступив место за кафедрой товарищу, профессор отступил…»
    Повтор
    «…испытать преимущества fortunae filius на себе. Возможно, потребуется ряд дополнительных испытаний…»

    «…если не считать провал в сорок лет, ха-ха-ха!
    Зал подхватил смех ученого, соглашаясь с шуткой, заложенной в его высказывании, …»
    А в его высказывании действительно заложена шутка? Если она и подразумевалась, то напрочь убита вот этим назойливым выпячиванием ее наличия. Да и не верю я в настолько тупо-единодушный зал, в котором ни единый человек не ужаснулся подобному воспеванию фактического самоубийства

    «…Максим, пораженный невероятным во многих смыслах изобретением,…»
    Во многих – это в каких?

    «…Какая уж там академия – вся страна, да и ряд других тоже, кипела в обсуждении «таблетки Лыткина», как ее прозвали в стенах учебного заведения. …»
    А почему отрицается Академия? Ее надо бы тоже включить, но КАКАЯ УЖ ТАМ четко вышибает ее из.
    Тут подразумевается НЕ ТОЛЬКО или НЕ ТО ЧТО.

    «…Люди заранее закупали записи курса медитации, не опасаясь прогореть в случае, если препарат не выйдет в продажу. Сердца полнились детской радостью, с которой малыш подходит наутро к новогодней елке….»
    Понятно. Это такой маркетинговый ход, чтобы навариться на записях, так и не выпустив таблетку. Непонтно только, каким образом удалось так оболванить всех поголовно? Тут наверняка не обошлось без НЛП – недаром же один из четверки – психолог.

    «…В деканате кипели ничуть не меньшие страсти. Нашлось приличное число преподавателей, которые хотели изменить жизнь, человека три или четыре сразу же подали заявление на увольнение, решив начать все с начала….»
    Сколько они живут?
    Преподавателю академии не может быть меньше тридцатника, и это в самом крайнем случае. И они что – все согласны проснуться семидесятилетними развалинами с миллионом долларов в кармане и успешной карьерой, о которой они почти ничего не помнят? То есть – фактически убить себя?
    Точно без НЛП не обошлось

    «…Тут он задумался, замялся и понял позицию Максима. Холодом страха перед неизвестностью окатило его с ног до головы. Сорок лет! Сорок лет непробудного сна разума….»
    Ой, блин…..
    То есть, для того чтобы додуматься до самой простейшей и первым же делом приходящей в любую нормальную голову мысли гг пришлось долго сомневаться, потом задуматься, помяться, и лишь потом….
    И вот такие – типа будущие медики?
    Жизненно.

    Тесты будут завершены за неделю?
    Точно оружие.
    Да половина народа принимать в жизни не станет только потому, что их слишком уж подозрительно рекламируют! Будь герои Томом и Биллом – поверила бы. Но наши – шалишь.
    Наши – ученые.

    «…страх и сомнения рвали в другое направление…»
    неверное падежное согласование – в другом направлении. но и само по себе коряво.

    «…полному обсуждений, спорной темы……»
    лишняя запятая

    «…Как резко и ярко ворвалась весть о таблетке в жизнь ВУЗа, также незаметно и тихо уползла…»
    Так же.
    Коряво по смыслу как ярко может быть так же и незаметным?

    «…В период передышки …»
    Канцелярит

    «…трудно поверить в реальность существования средства (,)«решающего любые проблемы»…»
    пропущена запятая. Да и по смыслу бред – таблетка вовсе не решает все проблемы, она решает одну единственную – обеспеченной старости.

    «…будто нарочно нагнетая интригу….»
    Какую?

    «…Глядя на улыбки многих учащихся,…»
    Студенты академии могут и врезать, ежели кто их учащимися назовет.

    «…ведь одному Богу известно, …»
    «…Первые «странности» начались в Метро,…»
    Ну ладно — бога, хотя тоже всуе, знаете ли, но метро-то зачем с большой?
    И зачем опять закавычены странности? Они не были странными? Тогда зачем вообще упоминать?

    «…- Не плохо, конечно…»
    Неплохо

    «…некая сила, стоящая за твоей спиной(,) сможет …»
    иначе запятая как раз между подлежащим и сказуемым получается.

    Спор Дениса с Максом – вечный спор процессора с результатером, он совершенно не имеет решения -= для одних всегда будет важнее процесс, для других цель всегда оправдывает средства.

    Финал рассказа более ли менее выправился и стал даже эмоциональным и философским. Но всё равно не дотянул до полного ВАУ и не смог спасти отвратительно исполненное и дико замусоренное начало. Словно два человека писали, причём толком не договорившись – о чём, собственно, пишут.

    • Да, столько всего высыпали Вы сюда, так что разобрать сложно. Главная претензия, как я полагаю, к некой «корявости», под которой подразумевать можно все что угодно, вплоть до Вашего непонимания предложения или моего языка, который я стараюсь максимально обогатить (шаблоны не для писателей). Нова идея или нет, мне без разницы, поскольку данный сюжет посетил меня во сне и я решил не упускать такую подсказку, в плане новизны вообще сложно чем-то удивить современного читателя. Видимо поэтому стали так модны больные и извращенные фантазии всяких крытых баранов, не имеющие ни литературной, ни какой иной ценности. По поводу придирок к стилю… как бы это объяснить, я писатель, а не редактор или корректор (возможно, Вы этим занимаетесь, потому и смотрите в первую очередь на запятые), и рассказ не проходил подобных обработок. В неграмотности или полной «кривоязыкости» Вы все равно меня упрекнуть сможете едва ли, если не ставите себе такую задачу. Претензии в духе «профессор бы так не сказал» рассматривать не стану, или Вы думаете, что есть какой-то подвид людей — профессора, которые, как роботы, говорят одинаково по каким-либо особым правилам? Еще мне не ясно, почему в 70 лет человек должен быть развалиной, особенно когда некая подсознательна сила делает все, чтобы он добился максимальных результатов. «Полное Вау», это в принципе не ко мне, да и вряд ли к людям, стремящимся создать что-то мало-мальски серьезное. И произведение это из разряда идеи обличенной в литературную форму, тут главное сам вопрос, а не герои, я и не ставил задачи показать каких-то ярких личностей. Это скорее «обычные» люди. Не в обиду Вам будет сказано, но Вы кажется больше искали какие-то мелочи, порой абсолютно не значимые (например опечатки или пропущенные запятые, чего творцу в работе избежать невозможно), чем вникали в рассказ, большая часть претензий вытянута за уши (типа студенты не учащиеся, чем же они занимаются и как их называть — образовывающиеся?), причем Вы расцениваете все это исключительно со своей точки зрения. Эта черта присуща современному читателю… Героев Вы судите по каким-то усредненным шаблонам идеального поведения, такого в жизни не бывает, порой люди совершают такие глупости, что со стороны можно подумать: «да как он сумел-то так?». А что на халяву люди падки, что вещизм встал во главе жизни, а деньги превратились в главную ценность, должен каждый младенец знать. Во многом рассказ — аллегория на это, подавляющая часть людей все отдаст, лишь бы получить больше, сделав меньше. Или Вы считаете иначе? Мне кажется, если судить по таким критериям, то 90 процентов издающихся книг не должны вообще выходить, потому как мой стиль во многом их превосходит (возможно, данный рассказ не показатель), тем не менее их еще и читают, а порой полная чушь превращается в культ. Как же так получается?

      • Для вас важно рассказать о людской жадности и глупости — это ваш выбор. Вы считаете эти качества человеческой натуры превалирующими. Это ваш выбор. Но не все с вами согласятся.
        Я бы не доверила своего ребёнка учителю с вашим мировоззрением. Я бы не пошла к врачу с таким мировоззрением. Боже упаси от юриста, который верит в преобладающую подлость людей.
        И от писателя, который суть учитель, врач и защитник в одном лице.

        • Э-э-э, что, простите? А Вы, надо думать, живете в райских кущах, даже завидно стало. Человек суть животное, и лишь при помощи разума он может победить в себе Зверя и перейти на новый уровень существования, поскольку знает Добро и Зло (вспомните библейскую аллегорию с Древом познания). Но, видите ли, это не очень выгодно, поэтому людей всеми силами возвращают в животный мир, возвращают успешно. Показательно даже то, что читатель разучился мыслить, ждет каких-то привычных схем. Если не думать — мозг теряет надобность. Когда я прислал рассказ на конкурс, мне от дамы, принимающей работы, пришла маленькая корректировочка, над которой я поработал, как получилось. А мне думается, она кое-что да смыслит в литературе, теперь гляньте на списки указанные тут… Видимо, эти люди умнее специалиста в данной области, не иначе. А чтобы убедиться в правоте моих предшествующих выводов (сколь бы печальными они ни были), достаточно просто включить элементарную наблюдательность. Чтобы бороться с проблемой, нужно признать ее наличие.

          • Да нету проблемы. Человек — животное по сути. Любите это животное — и оно вам ответит сторицей.
            Хотите переделать — переделывайте с любовью. Иначе покусает.
            Любой хомяк делает запасы — и это нормально. Любой хищник бросится на свежее мясо — и это нормально.
            Любите не осуждая.

    • мне ваш комментарий очень понравился. интересно разбираете!
      и рассказ хороший в целом. я не поняла что там такое в комментариях произошло, оскорблений не нашла. но прочитала рассказ благодаря им ))

  2. В идейном плане рассказ не радует новизной. Таблетка удачи давно будоражит умы писателей — фантастов.
    Однако существуют рассказы, где затёртая идея подана с неожиданной стороны. Здесь, к сожалению, этого не случилось. Кроме того, в рассказе много лишнего, начало затянуто, сцену появления профессора и всю предысторию с диалогами можно свободно упаковать в один абзац. Стиль плавает от старорусских загогулин, до откровенного сленга и эти скачки никак не обусловлены содержанием опуса. Много корявостей и непонятных предложений, типа:

    «На ходу он вытаскивал из кармана мобильный телефон и, надо думать, очень волновался, плохо затворив дверь». Выходит, что профессор волновался оттого, что плохо затворил дверь?

    «Кричащая яркая реклама пролетела для Максима незаметно, даже ни разу не вывела его из себя нарочитой сексуальностью или глупостью». Очень корявая фраза. Понятно, что хотел сказать автор, но как-то не по-русски сказал.

    «Его улыбающееся лицо сияло от вспышек фотоаппаратов». Лицо сияло от вспышек?! Вспышки – явление кратковременное, сияние – протяжённое.

    «Успех так и веял от него волнами необъяснимой, неведомой энергии». Я так и не поняла смысл этой фразы. Что это за энергия неведомая такая, веющая успехом?

    «точеным голосом бывалого психолога» Что значит точёный голос, его кто-то выточил?

    Ещё, по мере прочтения у меня возник вопрос, как 25-летние парни-студенты, не имея собственной лаборатории и ассигнований для исследований, исхитрились изобрести такой препарат? Это ж не формулу на доске вывести, тут оборудование нужно, и ещё какое.

    Итого: стиль и язык — 1, идея — 1, герои — 2.
    Оценка: 4

    • Про новизну я говорил выше, если желаете, можете ознакомиться. Язык у меня не шаблонный, да, и я не хочу втискивать его в рамки — рамки ограничивают творчество, и странно слышать, что у кого-то это вызывает удивление. Я, видимо, слишком не вписываюсь в общепринятые нормы нынешних писак, в этом и проблема. Вот Вы говорите про вспышки… Да, сама-то вспышка — миг, но их же много, почему люди разучились образно мыслить? Из этого же вытекает большинство придирок предыдущего комментатора. «Я это не понимаю, значит это не правильно», «язык должен быть таким, а не таким» и прочее. Разве творчество — это не поиск новых путей, почему надо забывать старорусские слова и фразы, когда можно их вплетать в речь? Потому что шаблон рвет? Как можно буквально воспринимать словосочетание «точеный голос», Вы же в курсе, что такое метафора или в нашем Отечестве все совсем плохо? Зачем нужна собственная лаборатория, когда они есть в учебных заведениях, например? Вы разве не слышали об ученых-энтузиастах, которые ночами (когда никто не мешает) просиживали в тех же лабораториях, проводя колоссальные труды? У меня начинает складываться впечатление, что проблема не в писателе, а в неспособности читателей воспринимать что-то, что выбивается из искусственно созданной для них картины действительности, словно ты не с людьми имеешь дело, а с биороботами. Не принимайте близко к сердцу, но хотя бы задумайтесь, насколько совершенен именно Ваш взгляд на вещи.

      • Насчёт «современных писак» — вот вам их рассказы. Прочитайте, пожалуйста. Укажите на шаблонность мышления в каждом отдельном случае. Это будет очень полезно и читателям и авторам.

        Вы голословно огульно всех охаяли. Желательно извиниться и исправить эту ошибку.

        Или это не ошибка — и вы искренне ненавидите всех наших авторов?

        • Во-первых, почему ненавижу? Во-вторых, почему всех? И, в-третьих, каких это наших? Сейчас все упрощается, это видно невооруженным взглядом, люди ищут что попроще и им это дают. Вот тут жаловались на сложность и «корявость» моего стиля, а чтобы сделалось с этими людьми при прочтении, скажем, трудов Шопенгауэра, мозги бы в бублик скрутились? Я недавно книгу одного фантаста «замечательного» читал, вот уж у кого предложения корявые, об тавтологии буквально спотыкаешься, да чего уж там… Так что не спешите обвинять меня в голословности, Вы же не знаете, что и сколько я читал. Что Вы в данном случае под шаблонным мышлением понимаете, ума не приложу. Я говорил не о мышлении, а о стиле, ведь мне этим попеняли. Следовательно, эти люди считают, что существует некий «правильный» стиль, за рамки коего может выйти только конченный бездарь.

          • Нет правильного стиля. Есть «современные писаки», которые ждут ваших замечаний.

            На отвлечённом от личного примере — гораздо удобнее дискутировать на подобные темы. Пока что я слышу голос обиженного мальчика, зацикленного только на себе.

            Давайте поразбираем рассказы других авторов.
            У вас есть своё мнение — и многим оно могло бы показаться интересным.
            Расскажите о современных писаках на примере других конкурсных рассказов. Это будет выглядеть более объективно.

          • Я вроде никого ничему не учил, но если Вас это утешит, я могу глянуть и на других, если время найдется.

  3. Двое комментаторов из трёх сообщили, что из взгляд на совершенство несколько не совпадает с вашим… Просмотрев текст, я с ними где-то солидарен.
    Вы вольны нападать на критиков и обвинять их в непонимании метафор и шаблонном мышлении. Но это никоим образом не поможет вам победить и/или напечататься. Я этому вашему поведению даже рад: одним конкурентом в будущем меньше. Человек, который не хочет слушать и учиться, вряд ли достигнет успеха на выбранном пути.

    • А! Так тут еще все и конкуренты! Замечательно, теперь хотя бы мотив налицо. Тот факт, что Вы следуете за большинством, тоже прекрасен, стадный инстинкт — путь в будущее! Особенно если принимать во внимание страсть большинства подавлять лучших… впрочем с такими фразами нужно быть осторожным, они дико бесят окружающих, видимо, относящих себя к «худшим» (иначе чего беситься). И поясните, пожалуйста, Вы оправдываете непонимание метафор? По-моему, они не такие замудреные. Если человек не в состоянии отфильтровать метафору от остального текста и интерпретировать образ — это печально, и вряд ли в этом вина автора. Меня давно забавляет такая штука: если человеку не нравится произведение, он начинает клеймить писателя, но ни при каких условиях он не поставит под сомнение собственное восприятие и пристрастия. Подобный эгоизм выглядит смешно со стороны. И вот это групповое побивание камнями… То есть рассказ приняли на конкурс, написали, дескать интересный, в тему идет, а тут напрыгнула кучка «знатоков» и начинает разносить в пух и прах. Вы же не думаете, что я впервые сталкиваюсь с такими умниками? И не рассчитываете ли напугать меня проигрышем? Я уже проигрывал в нескольких конкурсах таким чудилам, которым место разве что в психиатрической лечебнице, но вкусы, ох уж эти вкусы! Только полный дурак пишет ради победы, у творцов иные задачи. Потому-то я никогда не опускался до занижения оценок другим людям в конкурсах с голосованием участников (самая дурацкая форма на мой взгляд). А учить меня имеют право только те, кто заслужил уважение поколений — мои предшественники-писатели, чьи книги я и читаю. И так, напоследок. Я заметил, что люди постарше (умные, образованные, воспитанные на настоящей литературе, иными словами умеющие мыслить) оценивают мои произведения адекватно и в целом хорошо, а все, кто младше меня начинает тупить, зашибая лбы о метафоры или предложения, которые не проглотишь одним глотком, придираться к мелочам, лепить полную ахинею, придумывать ошибки и, сбиваясь в стайки (так проще), пытается затащить на дно. Учитывая тенденции деволюционных процессов, я могу сделать на этот счет выводы… Так что подумайте, кто именно и чему не хочет учиться.

      • А зачем вы тогда принесли свои тексты на конкурс? Ведь учить вас — и, соответственно, оценивать — могут только «те, кто заслужил уважение поколений». Ну тогда бы сходили и прочитали свои рассказы над могилой А. Толстого, например. С нами-то, с быдлом-с, чего связываетесь? Или хотели показать класс для всякой мелкой шушеры?

  4. Творите, я разве спорю?
    Ежели мы все ничего не понимаем, к чему эти простыни? История оценит. Всем раздаст по серьгам.

    • Да, куда уж мне, наверняка всех здесь присутствующих История запомнит на тысячи лет. Вот эти детские обиды служат лучшим подтверждением моей правоты, чем сотня лестных отзывов.

      • Николай, успокойтесь. Вы еще слишком молоды — 27 лет как-никак, да и читали пока маловато, если уж простейший Шопенгауэр для вас пример сложного текста, ну и с русским языком проблема, если тыкаете слова «метафора» туда, куда оно вообще никоим боком не подходит — это все с возрастом и чтением хороших книг пройдет.

        • Успокойте лучше обиженных, я и так спокоен. Слово метафора я тыкаю только в отношении вышеупомянутой метафоры. А обвинять меня в том, что я не владею языком оскорбление, хотя оскорбляю всех только я…

          • Ну обиженный в этой теме только вы. А про плохое владение языком… Дарю вам несколько знаков, вы их потеряли в посте выше: , «»

  5. Николай, я вас официально прошу извиниться за негативные высказывания в адрес «современных писак», других участников этого конкурса. А также воздерживаться от огульного обвинения человечества в чём бы то ни было.

    Ваше поведение неприемлемо. В случае невыполнения вышеперечисленных условий вы будете отстранены от участия в конкурсе.

    • Неприемлемо?! Знакомая история, кажется Сократа так же обвиняли. Ну да ладно. Единственное мое негативное высказывание в адрес современных писак заключалось в фразе современные писаки. Но раз уж дама просит, то я извиняюсь перед всеми авторами, кого оскорбило мое высказывание. Право слова исключительно мне не принадлежит и все желающие могут смело продолжать поливать меня помоями, поскольку оскорбить меня невозможно, оскорбить могу только я. Также сойдемся на том, что единственным бездарем на всей нашей замечательной планете, населенной исключительными, добрыми, честными, щедрыми, нравственными и любящими людьми (благодаря которым такой злодей как я сорвался, терпя бесконечную несправедливость, коей, разумеется, не существует) являюсь также я. Из опасения неприемлемо оскорбить еще кого бы то ни было, я оставляю все попытки отстоять собственные права и достоинство и вынужден прекратить отвечать на все посягательства на них. Извините, господа писатели, и главное, чтобы это извинение не оказалось также оскорбительным, а то я уже боюсь свое мнение высказывать. В любом случае, победы мне не видать, поскольку я прикинул примерно, что и как оценивается, так что простите, дурака. С уважением и искренними сожалениями, Николай Бершицкий.

    • Да-да, лишние запятые — это жуткая безграмотность, тем более, что большинство настоящих писателей допускают прилично ошибок еще и покрупнее, а шлифуют редакторы. Вы такого не знали?

      • когда-то да, так было
        сейчас писателей столько, что до редактора ваш текст рискует просто не дойти
        если издатель, читая первые абзацы, наткнется на одну-две-три таких запятых — далее текст идет в корзину
        уж поверьте)))))

        • И это проблемы общества потребления, поскольку сейчас и впрямь важнее выгода, а не старания человека.

          • Вы так говорите, будто это что-то плохое.

      • Когда человек кичится знанием языка — то не только потеря запятых, но и непонимание разницы между простыми словами «потеряли» и «лишние», влекут за собой смертный приговор.

        • Лишние или пропущенные, это из одной серии. Я бы Вам рассказал историю о бывшем муже моей тети, талантливом и издающемся поэте, который допускал массу ошибок, даже грамматических (а тетя их исправляла), при этом не теряя авторитета и не лишаясь таланта, но Вас едва ли это заинтересует.

          • Совершенно не заинтересует. Потому что бывшего мужа тети я тут не наблюдаю — а вот про собственное умопомрачительное владение языком рассказываете вы.

  6. очень умилили слова о том, что автор — не корректор и не редактор
    ага-ага
    это все равно как если вы делаете замечание шоферу, что н правила нарушил, а он этак с гонором — «Да не обязан я их знать, я же водитель, а не учитель в автошколе!»

    ну и про молодых неучей и старых-опытных и умеющих думать
    гыгы

    комплимент, однако)))))))))))))))))))))))))

    я вот о чем еще подумала — когда читала, в голову не пришло
    лет двадцать назад, даже не двадцать — тридцать, такое поведение граждан в ромссии вполне могло быть
    ведь сраатывали же эти МММ и прочие
    хотя даже тогда — далеко не на всех
    а вот сейчас — нет
    вообще нет, никак.
    накушались
    мне потому и показалось, что автор гораздо старше

    • О, мы уже сравниваем писателя с водителем… Ну что же, вроде бы и отношение нынче такое точно. Есть машина, сел за руль — водитель. Есть компьютер, сел на табуретку — писатель. И чем больше таких, тем сильнее перекос в их сторону, тем скорее их примут за норму.

  7. Извинение не может быть принято в связи с продолжающимися оскорблениями:
    » все желающие могут смело продолжать поливать меня помоями»
    «я оставляю все попытки отстоять собственные права и достоинство и вынужден прекратить отвечать на все посягательства на них.»
    «шлифуют редакторы. Вы такого не знали?»

    Мне очень жаль.
    Ваше участие в конкурсе на этом заканчивается.

    • Что же, зато мне не так уж и жаль. Развели детский сад и это нужно за норму принимать, спасибо не надо. Вот теперь серьезно и лично для Вас. Извините, если чем задел Ваши чувства. Остальные… остальным и так весело, похоже творческого духа тут не витает и рядом. Могу им пожелать хорошо поразвлечься, ведь литература давно превращена в игрушку. До свидания.

    • Где же тут оскорбления? То, что автор более чем самоуверен и реагирует на замечания рецензентов иначе, чем тем хотелось бы, еще не является оскорблением всех участников конкурса.

  8. а вот мне жаль
    жаль потраченного времени
    я ведь искренне помочь пыталась, выполняя совершенно бесплатно довольно дорогостоящую и временизатратную работу

    но если человек уверен в собственной непогрешимости, тут уже помочь чем-то затруднительно…

    • Но это можно рассмотреть и как то, что разборы чужих произведений помогают другим авторам лучше понять свои тексты.
      Как по мне, так я всегда анализирую комментарии к чужим текстам, для меня это очень познавательно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s