Дмитрий Дмитриев «Властелин Голд»

В 2687 году, в день моего рождения, произошёл всемирный переворот, который случился именно тогда, когда люди окончательно забыли свои истинные ценности и полностью пропитались материальной желчью. В том году на Землю по случайности или же закономерности напали инопланетные захватчики, и человечество впервые задумалось над объединением своих сил.
В этом же году Земля стала единым государством. Были придуманы и усовершенствованны: всемирная конституция, новейший уголовный кодекс и нормы эгоистической морали, была запрещена криогенная заморозка, которая уже на протяжении нескольких сотен лет являлась единственной возможностью искусственно отсрочить смерть; в целях безопасности был введён запрет на космические путешествия, а также хранение и продажу метеоритов. Купол из космической стали, окружающий всю нашу Землю и имеющий около 250 выходов в космос, возводился на протяжении двадцати лет моего взросления; по окончанию строительства купола были придуманы искусственный день, солнце, закат, ночь, луна, месяц, звёзды и северное сияние, чтобы человеческая раса не исчезла во мраке; люди научились генерировать погоду, в частности, тепло, и понятие естественного холода вскоре исчезло; все преобразования с 2687 года по сей день, 2717 года, ввёл Властелин Голд, тиран, взявший бразды правления в свои руки и узаконивший естественный отбор, как единственно верный способ выживания, в связи с чем, в 2693 году по инициативе Всемирной организации здравоохранения исчезло и понятие медицины.
Люди по всей Земле начали безмерно страдать; смерти стали более частым явлением, потому что каждый начал ещё более безжалостно наживаться на своём ближнем. Участились грабежи, убийства и похищения для исследований; с каждым годом улицы всё больше пустели, а эгоизм превратился в безумие; во взглядах людей читалось презрение и злость, в движениях и жестах – подозрительность, а понятия благодетели канули в лета. Люди сами загнали себя в эту ловкушу, ведь деньги и гордость полностью поработили их разум.
Меня зовут Адам Спасов, и сегодня мне исполнилось тридцать лет. Я сирота, совсем недавно женился; живу в железном доме, на территории бывшей России, исчезнувшей тридцать лет назад, во время великих преобразований. Практически всю свою жизнь я иду к тому, чтобы совершить революцию, и сегодня наступил именно тот день, когда мой план окончательно готов к реализации. На протяжении десяти лет я собирал своих сторонников, людей, которые не утеряли милосердия, доброты и любви, и теперь наша многочисленная армия готова к свержению Властелина Голда.
– Ну, любимый, ты готов? – обняв меня покрепче, шептала жена, Ева, спустя несколько часов моих размышлений. Ответив положительно, я поцеловал её, и принялся одеваться, одновременно думая о том, что великие подвиги всегда совершаются в сопровождении любимого человека, твоей второй половинки, которая вдохновляет тебя идти дальше. Вот и сейчас Ева с кроткой улыбкой проводила меня до двери, которая открывается тогда, когда чувствует приближение живущего здесь человека, а закрывается – если человек поворачивается к ней спиной. Ева пожелала мне удачи, ведь через сорок минут я должен буду встретиться с лидерами повстанческих отделений со всего мира.
Когда я дошёл до места встречи, моему вниманию предстала сцена очередного эгоистического безумия. Щупленький и невзрачный молодой человек, раскачиваясь на ходу, медленно шёл по улице. Вокруг никого не было, движение машин на этой улице было запрещено. К нему таким же шагом подошёл мужчина, который молниеносно прижал его к стене. Молодой человек закричал, и пытался, было, вырваться, но в руках у мужчины появился нож, который резкими движениями стал вонзаться в плоть бедного парня. Моё сердце забилось невероятно быстро, и я с криками побежал к ним, на другую сторону улицы.
Парень кричал: «Папа, не надо, умоляю тебя, папа», и с каждым ударом его голос становился тише, и красная жизнь безудержно выливалась из его живота и груди. Изверг что-то яростно приговаривал и продолжал колоть, пока в следующее мгновение два руководителя повстанцев не смели его на землю, вместо меня.
В ходе допроса выяснилось, что сын всего-навсего не возвращал отцу деньги, которые занял у него около двух месяцев назад. Мы привели этого человека на собрание, чтобы вновь, как и прежде, наглядно продемонстрировать ужасы нового законодательства.
– Перед нами находится человек, – аудитория из ста двадцати «военачальников» слушала мой уверенный голос с удвоенным вниманием. – Перед нами находится человек, который убил своего собственного сына за то, что тот два месяца не отдавал ему долг. Друзья! Эгоизм и Материальность настолько глубоко укоренились в сознании людей, что убийство своих детей, ради денег, уже является нормой! – в зале послышались возмущённые возгласы, которые тут же закончились, когда я продолжил свою речь. – Мы собрались для того, чтобы огласить дату нашего Величия и, наконец, узаконить Доброту, вернуть прежнюю конституцию, уголовный кодекс и моральные нормы. Собратья! Сегодня наш план полностью готов, и мы, наконец, можем начать то, к чему готовились десять долгих лет! Мы свергнем Властелина Голда, этого бездушного ублюдка, который отменил медицину и узаконил естественный отбор, как единственно верный способ выживания, мы уничтожим этого призрака, и пусть его никто никогда не видел, мы будем первыми, и именно мы оборвём его трагическое для всей Земли правление! – сделав умеренную паузу, я спокойно закончил. – Теперь, в эту поистине пронзительную минуту, я попрошу выйти сюда тех, кто хочет что-либо сказать и, возможно, даже покаяться в своих грехах.
В течение нескольких минут на импровизированную сцену вышло около пятнадцати человек, которые рассказывали о том, как они иногда следовали низменным законом Голда и о том, с каким нетерпением их люди ждут Великого дня. Когда речь дошла до последнего человека, все замерли.
– Собратья! Я хочу сказать, что среди нас есть предатель, – говорил Ху Цэнтао, лидер на территории бывшего Китая, уставившись в одну точку, которая была, по всей видимости, тем самым человеком. – Об этом мне доложили мои люди, и я хочу, чтобы его казнили вместе с отцом, убившим своего сына. Этот человек лидер на территории бывших Соединённых Штатов Америки, и его зовут Тарак Алама, – после этих слов, все в этой комнате уставились на грозного мускулистого мужчину, который тут же закричал о произволе и ложных обвинениях. Когда Ху Цэнтао показал фотографии, на которых был запечатлён Алама, поднимающийся по лестнице во дворец Голда, ни у кого не осталось сомнений в словах обличителя. Люди набросились на Аламу и связали, после чего поставили рядом с извергом отцом.
– Что ж, – спокойно начинал я, – этот человек понесёт заслуженное его поступку наказание. Есть ли ещё информация о предателях? Хорошо. Теперь мы должны выбрать лидера, который будет вести армию территории бывших Соединённых Штатов.
Всего лишь два человека вызвалось вести людей Аламы, и через некоторое время остался один лишь Франсуа Оранд, лидер на территории бывшей Франции. Этот человек вселял неистовую уверенность, а его речь окончательно закрепила решение о том, что он будет лидером двух отделений.
Аламу и изверга отца заживо сожгли в гробах для кремации. Около двухсот лет назад, в две тысячи пятисотых годах, их придумали для упрощения процедуры похорон и удобного хранения памяти об ушедших; мы же используем их для мгновенных казней, давая грешникам возможность умереть без мучений – теперешнее Милосердие сильно отличается от того, что описано в Библии.
Чтобы попасть в правительство Голда, нужно будет преодолеть семь защитных городов, оснащённых по последнему слову техники. В каждом из городов у нас есть свой человек, который отключит систему безопасности, и в каждый из городов мы отправим по одной ядерной боеголовке, которая выведет из строя пункты управления ядерным оружием. Мы посчитали наши шансы, если пункты управления останутся целыми, и пришли к выводу, что они равны нескольким процентам. Дальше мы нарисовали примерное движение войск и захваты необходимых точек, без которых дальнейшее наступление невозможно. Весь миллиард людей был снабжён «Холодными стрелами»; так называлось обычное оружие современности, которое было сделано на основе американской M16 и дополнено одной из самых мощных разновидностей сухого льда; «Холодная стрела» стреляла ледяными пулями, взрывающимися при любом контакте и доставляющими значительные повреждения технике и стенам врага. Это оружие должно будет существенно повысить возможность нашей победы, если мы будем использовать его, стреляя по башням и технике противника.
Определившись с датой, мы с лидерами отделений решили напасть сегодня, в полночь, когда стальной купол Земли будет окрашен в цвета ночи. Электронные сверхзвуковые голуби – так назывались птицы, которые записывали видеосообщения и доставляли их другому голубю, в любую часть мира – тут же разлетелись с вестью о том, что сегодняшний день будет Великим. Они вернулись, спустя десять минут, и большинство из них говорили о том, что сотни тысяч космических дирижаблей уже давно подготовлены и ждут наступления.
– Друзья! Сейчас 2717 год! – грандиозно заканчивал я нашу встречу. – Этот год будет Великим, потому что именно в этом году призрак Властелин Голд и его убогое законодательство будет свергнуто. Все мы с вами знаем, что его дворец – крепость, стены которой – целые города, но наша Вера в победу сильнее, и она живёт внутри нас, живёт, ради друзей, ради родных и близких, ради добра! Мы победим, потому что боремся за благородство, потому что в наших сердцах живёт Любовь! Друзья! Всё решится за одну неделю, максимум – месяц, потому что оружие современности слишком мощное для длительных войн или блокад, и, возможно, за этот месяц большинство из нас даже погибнет, но главным будет то, что каждый самоотверженно бился за безмятежную свободу и независимость! Мы должны умирать с улыбкой на лице, с оружием в руках и ухом врага в зубах! Эта победа нужна нам, и мы победим, не смотря ни на что!
В этот день я не пошёл домой: не хотел прощаться со своей женой, слабеть. Держу пари, ни один человек не поймёт моего странного желания, но я просто ходил по улицам и всё больше убеждался в том, что моя цель благородна.
Через десять часов, когда наступила ночь и когда миллионы людей выгружались из дирижаблей, семь ядерных боеголовок ударили по пунктам управления, а системы безопасности во всех семи городах были отключены. Вы, наверное, не сможете себе представить, какая невероятная радость охватывала меня всякий раз, когда пункты выполнялись в точности с намеченным планом.
Я вёл наступление изнутри второго города, высадка в котором стала возможной, только благодаря отключению безопасности. Сотни тысяч людей в инерциальных ботинках с крейсерской скоростью рассредотачивались по улицам; были слышны множественные выстрелы и взрывы, изредка раздавались радостные голоса захвативших ту или иную точку. Я, как и все, держал в руках «Холодную стрелу», мы прорывались медленно, большинство противников было выведено из строя во время сна, а те, кто пытался биться, были взорваны ледяными пулями и осколками. С каждым часом мы всё быстрее приближались к третьему городу, пока не соединились с многочисленными миллионами первой и четвёртой ключевой армиями, состоящими из двадцати четырёх отделений. Казалось, что всё произошло за считанные секунды, но на самом деле, был уже полдень второго дня. Мы окончательно потеряли связь с третьей армией, которая должна была прорываться в третьем городе и встречать нас около складов метеоритов.
Третий город был сущим адом. После первых двух городов, мы думали, что победа достанется нам легко, но когда пересекли черту третей твердыни, поняли, что это будет самой сложной задачей в нашей жизни. Люди то и дело разлетались по сторонам от взрывов миномётного огня, кровь была везде, и на улицах уже не было живого места. Сейчас я сидел за стеной, перед которой совсем недавно взорвалась очередная миномётная бомба.
– Первый, первый, я второй, – запыхавшись, говорил я, вынимая из своей ноги осколок камня. – Что у вас?
– Мы несём многочисленные потери, – кричал тот, и на фоне этого крика звучали выстрелы и взрывы.
– Третий с вами связался?
– Нет!
– Мы победим, слышите?! – мои глаза запеленало облаком слёз, и я говорил всё громче, и сквозь мои слова, порой, слышался скулящий стон. – Мы победим! Включи громкую связь, чтобы каждый воин меня слышал! Все, кто меня слушает! Друзья! Сейчас наша Вера стала ещё сильнее, ведь осталась всего лишь половина пути, которую нам нужно пройти. Мы победим, слышите?! Во что бы то ни стало, мы сделаем это, ради всего святого, что в нас осталось! Вперёд, друзья! За победой!
В моих ушах раздался грозный воинственный рык, который сопровождался самоотверженной стрельбой. Я перевязал свое бедро, и поднялся с волевым стоном. Оглянувшись, я понял, что около складов метеоритов союзников больше нет; я один, и меня окружают несколько десятков противников. Кровь в моих жилах закипела, и мне стало безумно страшно двигаться; в течение секунды я пытался побороть свой страх и подумал обо всех людях, которые нуждаются в моей помощи. В нескольких десятках метров от себя я увидел искорёженную часть какой-то взорванной техники; мой страх чудом преобразился в смелость – засчёт инерциальных ботинок я побежал к ней очень быстро, и в моём беге чувствовалась непоколебимая вера в победу. Выстрелы посыпались градом, и один из ледяных осколков очень остро вонзился в мою левую голень. Слава богу, мне оставался всего лишь один шаг до искорёженной громады. Выглядывая в небольшую дыру вышедшей из строя техники, я очень быстро убил всех, кто желал моей смерти. После перестрелки, я упал на колени и заплакал, поблагодарив небеса о своём спасении. Я вспомнил о своей жене Еве, которая наверняка рыдала из-за моего решения, и боль начала медленно меня одолевать. На последнем вздохе, я сделал себе перевязку и потерял сознание.
Была ночь, когда я проснулся от радостных возгласов второй ключевой армии, насчитывающей около десяти отделений. Они занимали уже седьмой город, и я оповестил их о том, где меня можно найти; связавшись со своей первой ключевой я обнаружил, что из двадцати девяти отделений выжило только восемь. «Господи, – думал про себя я. – Если ты есть, то прошу тебя, дай нам сил вставать всякий раз, когда их, казалось бы, уже нет»; мои мысли, наверное, звучали в голове каждого, но они вскоре испарились, потому что перед тридцатью или сорока отеделениями возник силуэт огромного дворца Властелина Голда. Узнав, что пятая и шестая армия исчезли в результате ещё одного предательства, в связи с которым в седьмом городе было подготовлена усиленная оборона, люди заметно поникли, и я решил поговорить с ними по громкоговорителю:
– Нас осталось совсем немного. У меня забинтованы обе ноги, и я еле передвигаюсь. Моё тело дрожит, руки дрожат, зубы дрожат, но, тем не менее, я хочу идти, сквозь дрожь и страх, навстречу победе. Оглянитесь назад! Вы видите там только лишь Зло и кошмарное законодательство, а впереди нас ждёт процветающее будущее, в котором человек не будет рабом своих греховных и низменных желаний! Мы на пороге своей победы, и нам остаётся идти к ней, и не боятся смерти, и верить в то, что каждый наш шаг укрепляет самую сумасшедшую победу в истории этого мира.
Когда-то, каких-то десять лет назад, я пытался приспособиться к идеям вероломного призрака Властелина Голда, но я отказался от них практически сразу, и теперь, спустя десять лет, от этих идей, вместе со мной, отказывается ещё целый миллиард самых сильных на свете людей. Я рад, что иду вместе с вами, шаг за шагом, плечом к плечу. И пусть я сейчас плачу – эти слёзы являются искренним моим счастьем. За победой, друзья, за самой чистой и правдивой победой в истории!
Воодушевляющий рык вновь разразился, казалось бы, на всю планету, и мы выдвинулись в атаку на дворец Властелина Голда. Бои были жестокими, и вскоре нас осталось всего лишь пара тройка отделений: около миллиона человек. Мы уже вошли в святилище, в глубине которого лежали всемирная конституция, новейший уголовный кодекс и нормы эгоистической морали, но нас останавливали постоянное противостояние защитников этой километровой крепости. Сожжение всех документов и смерть Голда означало бы конец правления, поэтому мы яростно стремились к комнате с этими документами.
Шёл пятый день нашего восстания; людей становилось всё меньше; всё, что мы прошли, осталось лежать в руинах, а всё, что пройдём, непременно станет таким же. Борьба являлась такой зверской, что некоторые герои захлёбывались в своей крови, но обязательно убивали ещё одного противника. На моём счету уже было неисчисляемое множество смертей, а мой звёздный бронежилет походил на какое-то оборванное платье с элементами красных мазков в виде поверхностных ран.
Было утро, когда мы ворвались в сам дворец, внутри восьмого города, а сейчас была ночь, и только теперь мы подобрались к заветной цели. От армии практически ничего не осталось, я был ранен в обе ноги и правую руку, у меня было сломано ребро. Подползая к дверям той самой комнаты, я то и дело стрелял и харкал кровью. В моих глазах мелькала первобытная ярость, которая позволяла мне без толики сожаления ложить противников на пол.
Когда двери открылись, я тяжело встал и в величественных шкафах увидел сотни книг, в которых, видимо, записаны жесточайшие законы, нормы эгоистической морали и пр. бумаги, испортившие жизнь всей планеты Земля. Те немногие люди, которые выжили, по моему приказу тут же подожгли всё, и впервые за последние три дня я ощутил настоящий прилив бодрости и триумфа, позволивший мне пройти дальше, к следующим дверям, открывшим передо мной зал, в котором никого не было. Медленно шагая в сторону властелинского трона, я с каждой прошедшей секундой понимал, что следующая уверит меня в том, что на троне лежит что-то блестящее. Загадочный Властелин Голд не давал мне покоя всю мою жизнь, люди говорили, что он знает каждого, но его почему-то никто не видит. Сейчас я сделал предположение о том, что цель всей моей жизни вовсе не победа, а утоление своего собственного любопытства или возможность править, но это предположение, как и все мои мысли, исчезло, когда я подошёл к трону и обнаружил на нём зеркало с золотым стеклом, в котором виднелось моё золотое отражение.
Историю пишут победители. Меня зовут Властелин Голд, и пять дней назад мне исполнилось тридцать лет.

14 комментариев в “Дмитрий Дмитриев «Властелин Голд»

  1. Сперва я надеялся, что это пародия. Очень долго пытался эту надежду сохранять — но, увы, силы мои в этом смысле не беспредельны…

    • Играют не только ради победы. Часто автор просто ищет возможности получить грамотную рецензию — объяснения, почему рассказ «не имеет шансов».

      • Автор, в письме, я его не приложил, потому что письмо, жаждет именно признания. Ибо уверен. Он даже подробно пояснил, почему уверен.

  2. Да, тут просто цитата на цитате. Один «властелинский трон» чего стоит… Кстати, местами очень похоже на промптовский нередактированный перевод.
    Интересно, Голд — это такая отсылка к мистеру Голду aka Румпельштильцхен?))

  3. В самом начале произведения читатель огорошен заявлением:
    «произошёл всемирный переворот, который случился именно тогда, когда люди окончательно забыли свои истинные ценности и полностью пропитались материальной желчью.»

    Автор не желает пояснять, что именно он имеет в виду. Что бы оно ни было — это явление нравоучительского порядка, имеющего мало общего с художественной литературой.

    Итак, перед нами — философский трактат, призванный показать всю гнусность наших нравов и пути лучшего развития для человечества? — Нет.
    Философский трактат не предполагает голословных утверждений — каждый тезис должен быть аргументирован.

    Подобный голословный негатив является разновидностью кликушества.
    Распознав кликушество, я уже не могу это читать дальше.

    • «Властелинский трон» хорош, мог бы стать украшением пародийного рассказа.

      Но как-то не выглядит это пародией.Хотя, возможно, автор со мной не согласится и объяснит, в чём здесь проявляются элементы пародии и почему читатели должны были их распознать.

  4. Желание получить грамотную рецензию — это хорошо. Но надо, чтобы такой отзыв было писать приятно. Т. е. их обычно удостаиваются хорошие, но слегка «недотянутые» текста, а не… ну, все поняли.

    Вообще же — да, многие МТА раскатывают губу и не то что просят, но прямо-таки требуют таких рецензий, ибо орги им вроде как должны. Ага, с разбегу.

    Нет, то есть если кто непременно желает — никаких проблем: на текст такого качества — начиная от 150 у. е. за авторский лист (это ведь работа не просто квалифицированная, но и очень «вредная»).

  5. конечно, плох тот писатель, который не ставит перед собой скрытую сверхзадачу улучшить своими текстами мир. Такая сверхидея для меня лично очень важна, ибо без нее читать не слишком интересно.

    только вот ежели автор этой самой сверхзадачей, которой положено скрытой быть, лупцует всех встречных читателей по мордасам с воплями: «Внемлите, гады! я вам о вечном!!!»…
    и при этом пытается ею же прикрыть все подряд, от тривиальной невычитанности до не менее банального неумения писать…

    ну, понятно и без комментов, как можно к подобному творению относиться.

    автору искренний совет — писать и писать, как можно больше — ибо только так и можно в конце концов научиться это делать. А иначе никакие великие идеи не спасут

  6. Жистокая Голактика-2, вот и все.
    Там, кстати, тоже ГГ 30 лет было.
    А Голд, думается мне, это — «Ху из Джон Голт?» аннарейдовский.

  7. Это нынче целое направление — «литературный терроризм». Как мне кажется, автор сознательно пишет именно так, отливая пулю за пулей, старательно выписывая ляпы:
    «От армии практически ничего не осталось, я был ранен в обе ноги и правую руку, у меня было сломано ребро. Подползая к дверям той самой комнаты, я то и дело стрелял и харкал кровью. В моих глазах мелькала первобытная ярость, которая позволяла мне без толики сожаления ложить противников на пол»
    Такие шедевры создаются для того, чтобы над ними ржали. Такие опусы очень хороши на самосудных конкурсах в виде наглядного пособия МТА как писать не надо. Кстати, если я правильно понял, этот текст имеет все шансы на победу в номинации «пир_духа», ведь не будет ошибкой процитировать его там полностью.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s