Эрнест Ли, «Спираль времени» 4,5,9, 7,7,7 — 6.5

Тяжёлый штурмовой танк «Климент Ворошилов» обогнул два одиноких дерева, растущих у обочины, и остановился на пересечении просёлочных дорог. Изучив окрестности и наметив для себя ориентиры, командир приказал двигаться дальше. КВ обошёл брошенную птицеферму и, взревев дизелем, медленно стал забираться на небольшое возвышение.
На самом гребне, в густых зарослях боярышника, танк снова остановился. Командир высунулся из башни: ему почудилось, что в одном из окон мелькнул ребёнок. Ещё раз осмотрев местность в бинокль, он увидев только гусей, копошащихся в пыли, и принял решение выбрать для обороны именно эту высоту. Дорога шла мимо с небольшим уклоном и отлично просматривалась, а по ориентирам можно было уничтожать вражеские танки прямо на перекрестке и не дать им уйти в сторону.
До вечера окапывали позицию для засады. Вырыть капонир для KB — работа не из лёгких. Уже в темноте поставили танк на подготовленное место и все тщательно замаскировали кустарником.
Вражеские машины появились только на следующий день, ближе к полудню.
— Приготовиться к бою! — произнёс командир.
Танкисты мгновенно оказались на своих местах, захлопнув люки, а пехотинцы боевого охранения — на позиции.
— Вижу два, нет, три мотоцикла с колясками, — доложил наводчик.
— Пропустить разведку! Огонь не открывать! — отозвался командир.
Свернув налево и не заметив притаившийся в засаде замаскированный КВ, мотоциклисты помчались в сторону города.
На дорогу один за другим поползли немецкие танки, выделяясь на фоне зелёной листвы тёмно-серыми пятнами. «Идеальные мишени» шли на сокращенных дистанциях, подставляя левые борта под прямую наводку. Люки были открыты, и часть немцев сидела на броне.
— Почему немцев пропускаешь?! — зашипел в шлемофоне комбат, обеспокоенный затянувшимся молчанием КВ.
Головной танк противника медленно выехал на перекресток и вплотную приблизился к ориентиру номер один, намеченному танкистами перед боем — отвечать было уже некогда.
— Один, два… — наводчик насчитал двадцать два немецких танка в колонне.
До ориентира оставались считанные секунды. Из-под шлемофона лейтенанта скатилась и побежала под воротничок тонкая струйка пота. Напряжение достигло высшего предела, и он понял, что медлить больше нельзя.
— О-огонь! — возглас командира в напряжённой тишине ожидания слился с первым залпом орудия КВ.
Головной танк загорелся с первого раза. Со второго попадания подбили следующий. Танки подтянулись вплотную друг к другу и остановились. На перекрёстке образовался затор.
— Запрём гадов! По ориентиру два — бронебойным…
Огонь перенесли по хвосту колонны. На этот раз с первого выстрела поразить замыкающий танк не удалось — снаряд не долетел до цели. Старшина откорректировал прицел и КВ произвел еще четыре выстрела, подбив два последних танка. Колонна оказалась в ловушке.

— Бей их… Огонь! — раздался страшный грохот. Дмитрий подскочил на месте и от переизбытка чувств лупанул себя рукой по бедру…
Клавиатура заехала в стол, мышка жалобно пискнула и устремилась куда-то вниз вслед за проводом. Стул по инерции откатился назад и, зацепившись за ковёр, грохнулся на пол. В комнату прибежала запыхавшаяся Ольга.
— Господи, Саламатин! Я думала случилось что… Э-эх! Танчики-манчики. Не наигрался на службе? Я на кухне не знаю, что на ужин приготовить, а он в игрушки играет! С детьми бы лучше позанимался, а то носятся целый день как угорелые.
— Да я… да, вот… — Дима ошарашенно оглядывался вокруг, постепенно приходя в себя.
— Да — я, да — мы… Козе хвост оторвали, — ехидно передразнила супруга. — Что, делом занят?! — Оля укоризненно махнула рукой и вышла, хлопнув дверью.
Вернувшись на кухню, она поставила на плиту сковородку и вылила туда взбитые яйца. Новомодная керамическая поверхность ответила холодным молчанием. Ольга попыталась перемешать сопливую субстанцию для ускорения процесса, но та только перекатывалась из стороны в сторону и не изъявляла ни малейшего желания жариться. Наконец, омлет «схватился» и был вывален на тарелки. Странного вида масса больше походила на осеннюю дорожную жижу и положительных эмоций не вызывала. Немного подумав, Оля добавила в каждую тарелку по ломтику консервированной сайры и полила сверху кетчупом. Блюдо стало выглядеть более аппетитно.
— Дети! Руки мыть, кушать! Бегом! — лестница завибрировала от топота двух пар детских ног.
— Эй, командир, а тебе приглашение телеграфом выслать?
— Иду, иду, — Дима решил больше не нарываться и появился на кухне первым.
— Дети опять по лестнице носятся. Дверей в доме нет, перил нет — того и гляди в подвал кто-нибудь упадёт! — высказала Ольга, нарезая хлеб.
Дом был почти достроен. Дмитрий очень старался, но на жилищные сертификаты военнослужащего сильно не разгонишься. Многое приходилось мастерить самому, но всё равно оставалось ещё много недоделок. «Да, — подумал он, — перила нужны обязательно. Балясины хочется красивые. Из дерева, и чтобы под лак… В этом году вряд ли, да и что тут осталось! Меньше месяца до Нового года. Вот с новыми силами и займёмся».
— Не пускай! — буркнул он через плечо, пока мыл руки.
— Не пускай, не пускай. Попробуй их не пусти! Да они и не спрашивают последнее время. Целыми днями: то вверх, то вниз. Тут или за ними смотреть, или обед готовить.
Времени катастрофически не хватало. Работая проектировщиком в мебельном цехе, Оля постоянно ездила улаживать какие-то вопросы с несговорчивыми клиентами. Она всё время что-то начинала — и не успевала довести до конца, снова начинала — и снова не успевала. Дмитрий не скандалил. Не возмущался при виде пыли на телевизоре или неубранных комнат. Только вздыхал и доделывал всё сам. Даже выносил горшки и грел детское питание, когда дети были маленькие. Любил, наверное?
Ребятишек у них в семье было двое. Настюха и Кирюха. Дочка училась во втором, а сын — в восьмом классе. Разница в возрасте ощутимая, но дети росли очень дружно. Вместе делали уроки и придумывали интересные игры. Даже не дрались никогда. И что бы Ольга делала, если бы не это?
После ужина дети с отцом устроились возле телевизора, а мама осталась домывать посуду.

Тяжёлый «Урал» проехал по «лежачему полицейскому», как будто того не было вовсе, и остановился возле ворот школы гимнастики.
— Прибыли, — сказал Дима и открыл дверь.
Привычным движением он ухватил Настю за капюшон пальто, привстал на подножке и, не вылезая из кабины, аккуратно опустил дочку на землю. Настюха добежала до калитки и помахала рукой.
— Вик Палычу привет передавай, — Дима захлопнул дверь и кивнул водителю, — Двинули.

Тренер хлопнул в ладоши, призывая к вниманию.
— Сегодня мы будем изучать один из видов сальто назад. Сальто гейнер. Все мы знаем, что сальто является основным элементом в спортивной акробатике. Оно представляет собой переворот в воздухе через голову. Делается в группировке или без неё…
— У-у-у… — дети завыли, выражая негодование по поводу выслушивания прописных истин, вместо того, чтобы изучать всё это на практике.
— Тихо, тихо, — осадил их Викентий Павлович. – Не поймёте головой, не сможете выполнить! Мы же все хотим стать настоящими спортсменами?
— Да-а-а… — дружно подхватила детвора.
— Вот и хорошо! Сальто назад: сильно и резко выталкиваемся ногами вверх, резкий мах руками из положения «по швам», затем в воздухе принимаем плотную группировку или жёстко выпрямляемся. Как вариант сальто назад мы рассматриваем гейнер. Это сальто назад при движении вперёд. Может совершаться с места и с разбега. Так, кто у нас тут… Настя, иди сюда.
Девочка подошла к тренеру и стала возле начала дорожки.
— Нет, Настёна, погоди. Сейчас я сам покажу, как это делается, а потом будем пробовать с тобой. Все внимательно смотрят!
Викентий Павлович в три широких прыжка разбежался, сделал красивый пируэт и уверенно приземлился на мат.
— С места будем пробовать позже. Настёна, возьми разбег побольше для начала. Я тебя подстрахую, — тренер стал возле самого начала матов.
Настя отошла как можно дальше и побежала, только немного изменила направление. Она решила прыгнуть с доски. Резко оттолкнувшись ногами, она взмыла в воздух, и окружающим начало казаться, что дальнейшее прокручивается перед ними как в кадрах замедленной съёмки. И кто придумал эти сотовые? Нескольких секунд хватило, чтобы отвлечь внимание тренера. Прыжок получился высокий. Гораздо выше, чем надо. В воздухе Настя странно перевернулась. Что-то неуловимо изменилось вокруг, и девочка успешно шлёпнулась на маты совершенно не там, где ждал Викентий Павлович с вытянутыми руками и отброшенным в сторону телефоном.
— Ах, ты ж… — ещё пара секунд, и тренер бежал в медкабинет с Настей на руках.

Девочка заморгала, вздрогнула и прикрылась руками, как будто защищаясь от невидимой угрозы.
— Где болит, что? — тренер моментально подскочил к кушетке.
— Викентий Палыч! — медсестра укоризненно на него посмотрела. — Успокойтесь и посидите в сторонке. Видимых повреждений нет. Настя, тебя что-то беспокоит?
— Танки… — девочка заморгала полными слёз глазами.
— Ну, ну, — добрые руки Галины Ивановны обняли её и погладили по спине. — Приляг, милая, не волнуйся. Где это ты так испачкалась? Как будто у вас в зале неделю не убирали!
Настя вздрогнула, но сразу же успокоилась от тёплых и заботливых прикосновений.
— А Викентий Палыч сейчас сходит за машинкой и мы прокатимся все вместе для весёлой фотографии, — медсестра многозначительно посмотрела на тренера, кивнула в сторону двери и добавила совсем тихо. — Похоже, сотрясение всё же есть, на рентген бы надо.

Оля примчалась в травмпункт, как только смогла. Настя с Галиной Ивановной и тренером уже выходила из дверей.
— Ма, не спеши, всё нормально уже, — девочка побежала в объятия своей мамы.
Ольга внимательно выслушала Викентия Павловича и поблагодарила за искреннее желание оплатить дорогостоящую томографию в соседнем городе.
— У мужа на работе — ведомственный госпиталь. Там есть томограф. При необходимости мы обязательно сходим, — терпеливо объяснила ему Оля.
После этого она всё же потащила дочку обратно к врачу, а потом долго ждала рентгенолога, чтобы поговорить и с ним. В конце концов, девочка задремала на стуле, устав от переживаний сегодняшнего дня, и поздно спохватившаяся мама отвезла её домой.
По дороге Оля позвонила сыну.
— Кирилл, мы с Настей домой едем из травмпункта. Она у нас сегодня отличилась: упала на гимнастике. Слава Богу, всё обошлось, но будет неплохо, если ты посидишь с ней дома.
— Мамуль, сегодня — четверг! У меня математика. Виктор Степанович начинает нам материалы давать к олимпиаде. Папе позвони, а?
— Какие же вы у меня все занятые! Папа на сутки заступил, а меня точно с работы скоро выгонят. Сколько раз отпрашивалась!
— Ничего страшного не случится, Настёна и сама посидит — не маленькая. Всё же в порядке — увечий не наблюдается, а ты успеешь и на работу сбегать и что-нибудь вкусненькое приготовить к ужину.
— Ладно, так и придётся сделать, рассудительный ты наш.

— Господа великие математики, будущие Колмогоровы и Лобачевские, — начал занятие в своей обычной манере Виктор Степанович. — Рассказывая вам о натуральных числах в пятом классе, я также отметил наличие других рядов, в том числе и ряда Фибоначчи. В начале этого года при изучении иррациональных чисел, вместе с числом «пи», я показал вам число «фи». Математическая последовательность ряда чисел Фибоначчи представляет собой последовательность чисел, где каждый последующий член ряда, начиная с третьего, равен сумме двух предыдущих. Построим последовательность, — учитель подошёл к доске и застучал мелком, выписывая на доске длинный ряд цифр.
Кирилл этот материал помнил хорошо и немного отвлёкся, отправляя сестре смс-ку.
Закончив вычисления, Виктор Степанович положил мел на доску. Этой же рукой он достал из кармана носовой платок, вытер руки и промакнул лоб, оставляя повсюду широкие белые разводы.
Кто-то из особо начитанных детей задал вопрос о спирали, попав тем самым на его излюбленную тему.
— Основное свойство спирали Фибоначчи то, что она имеет начало, от которого раскручивается. Это очень важное свойство. Уже в девятнадцатом веке ученые заметили, что цветки и семена подсолнуха, ромашки, чешуйки в плодах ананаса, хвойных шишках располагаются по двойным спиралям, завивающимся от центра навстречу друг другу. При этом числа «правых» и «левых» спиралей всегда пропорциональны, как соседние числа Фибоначчи. В природе множество примеров двойных спиралей, которые соответствуют этому правилу. Листья на ветках расположены спиралевидно. Паук плетет спиралеобразную паутину. Ураган закручивается спиралью. Испуганное стадо северных оленей разбегается по спирали. Двойной спиралью закручена молекула ДНК, — Виктор Степанович подкреплял свои слова широкими взмахами рук.
— Среди живых организмов множество примеров, связанных со спиралью, — продолжил он. — Раковина наутилуса, морская звезда, обыкновенный комар, число позвонков у многих домашних животных. Даже человек устроен по ряду Фибоначчи! Пропорция «фи» проявляется в человеческом теле, и это не просто совпадение. Длина каждой фаланги пальца по отношению к следующей фаланге соответствует этому ряду. Если сравнить длину предплечья с длиной ладони — получится пропорция «фи». Также длина плеча относится к длине предплечья. Можно сравнить длину голени и длину стопы, а потом длину бедра и длину голени. Пропорция «фи» обнаруживается во всём скелете человека. Если поставить открытую ладонь вертикально перед собой, направив большой палец к лицу, и, начиная с мизинца, последовательно сжимать пальцы в кулак, получится движение, которое и есть спираль Фибоначчи. Существует такое мнение, что и время тоже закручивается в спираль, повторяясь циклично. Конец одного цикла означает начало другого… Но я э-э… несколько увлёкся, вернёмся к нашим задачам.
К концу занятия Виктор Степанович больше походил на припорошенного мукой повара, чем на учителя математики.

— Кирюха… Кир, ты не спишь? — зашептала Настя в темноте.
— Заходи уж, герой дня, всё равно не успокоишься, — Кирилл протянул руку и щёлкнул выключателем.
— Кир, со мной сегодня что-то странное случилось… Можно к тебе под одеяло? А то я без тапочек…
— Хитрюга ты, Настёна, специально босиком пришла, — Кирилл приглашающим жестом похлопал по кровати. — Чего странного-то? Ну, упала и упала, с кем не бывает?
— Понимаешь, Кир, — неуверенно начала Настя, сворачиваясь клубочком. — Не в том дело, что я упала, а в том… в том, что я упала не туда. Я… я не знаю, как это объяснить.
— Не можешь объяснить, расскажи по порядку что было, позже обсудим.

Девочка ошарашенно оглядывалась. Она лежала на земле, опираясь на небольшой пригорок. Грохотало так, что закладывало уши. В носу свербело и хотелось чихать от едкого дыма. Где-то в стороне отрывисто кричали, но из-за постоянного шума слов было не разобрать. Она встала во весь рост и осмотрелась. Окружающее сильно смахивало на съёмки военно-исторического фильма. Девочка сделала несколько шагов вверх и увидела человека в военной форме, удивлённо выглядывающего из-за пулемёта.
— Ах, ты ж… — только и крикнул он, быстро поднялся, схватил её за руку и резко дёрнул к себе.
Споткнувшись, девочка по инерции побежала дальше, оттолкнулась ногами от небольшого возвышения и, чтобы снова не упасть, сделала сальто. Крутанувшись в воздухе, она успешно шлёпнулась. Перед глазами промелькнула земля, поросшая мелкой травкой.

— Да… — только и сказал Кирилл.
— И ещё знаешь что: когда я посмотрела на этого пулемётчика, мне показалось, что я его раньше видела. Ну, как будто это кто-то из наших знакомых переоделся. Я поэтому и подумала тогда про кино.
— И на врачей не спишешь — тебе же наркоз не делали, — начал рассуждать Кирилл.
— Кирюха, ты такой умный — это что-то! Я же сначала бухнулась, а потом меня в больницу повезли. И ещё — пока меня там осматривали, я точно думала, что просто сознание потеряла, а когда дома переодевалась — увидела, что купальник весь грязный и дымом пахнет.
— Эту проблему так сразу не решишь. Насть, давай на выходных всё обсудим, — Кирилл зевнул во весь рот, — а то завтра вставать рано.
— Ладно — спи, а я подумаю ещё. Только родителям пока не говори ничего, — девочка спрыгнула с кровати и пошлёпала босыми ногами к себе в комнату.

К концу недели у Ольги появился особо важный заказчик, который очень срочно хотел установить шкаф-купе, и в воскресенье она уехала на замеры. Стирка опять досталась Дмитрию. Жена успела только разложить бельё по кучкам. Закладывая в машинку очередную порцию, Дима уловил знакомый запах, но так и не обратил внимания на то, что это была Настина одежда.

После завтрака дети устроились на диване и включили телевизор, чтобы их не было слышно. Настя достала старый фотоальбом в тиснёном коленкоровом переплёте с конями Клодта на обложке. Кирилл вопросительно посмотрел на сестру.
— Кир, папа ведь ни за что не поверит, что мы в воскресенье телевизор смотрим. Раскрой и положи себе на колени.
— Знаешь, Настюха, я вот что подумал: мне бы надо увидеть, как ты своё сальто делаешь.
— Сбрендил?! Мороз на улице! — Настя покрутила пальцем у виска. — Мне же высота нужна, математик! Хотя… на мансарде потолка ещё нет — должно хватить, только разгрести всё нужно, чтобы дорожка получилась. Сделаешь?
— Конечно!
Вслед за Настей Кирилл повернул голову в сторону двери. В комнату вошёл Дима, торжественно неся на вытянутых руках тазик с ворохом стирки.
— А вы что здесь делаете? — спросил он, украшая батареи носками. — На улице погодка — ух! Только на санках кататься.
Настя быстренько придвинулась поближе к брату и перелистала несколько альбомных страниц.
— Пап, нам в школе задание дали, — она многозначительно посмотрела на брата, продолжая переворачивать страницы, и снова уткнулась в альбом. — Нужно придумать рассказ про войну. И обязательно, чтобы про кого-то из своей семьи было.
Кирилл снова вопросительно посмотрел на сестру. Настя пожала плечами и показала ему язык. Сосредоточенно «изучая» фотографии, она снова перевернула альбомную страницу и вскрикнула.
— Это — он, он! Я вспомнила, это был он! — Настя тыкала пальцем по чёрно-белому прямоугольнику.
Дима присел на подлокотник дивана. На него смотрел совсем молодой ещё военный с двумя ромбиками в петлицах. Фотография была старая, затёртая до белизны на сгибах, с обломанными краями и дырками от кнопок. Гладко зачёсанные назад волосы, упрямый подбородок, внимательный взгляд — всё это было их родное, «саламатинское». Дети многозначительно переглянулись.
— Ну что, вспомнили? — отец вопросительно посмотрел на них сверху. — Это ж дедушка — лейтенант Владимир Саламатин. Вот вам и тема для рассказа. Интересная история тогда произошла.
— Пап, расскажи, — наперебой стали упрашивать дети. — Ты давно рассказывал, мы маленькие были, не помним уже.
— Ну, ладно, расскажу, — Дима выключил телевизор и на минуту задумался. — Это почти в самом начале войны было. Прадед ваш только пулемётное училище закончил. После экзаменов — сразу на фронт. В том сражении он командовал боевым охранением штурмового танка КВ, который прикрывал подступы к городу. Молодому лейтенанту приказали разместить своих бойцов позади танка. С обеих сторон установили станковые пулемёты, — Дима поудобнее устроился на диване и продолжил. — Экипаж КВ разгромил танковую колонну противника, но на помощь немецким танкистам пришли двигавшиеся вслед за ними пехотные подразделения. Когда в бой вступил наш взвод охранения, и произошёл тот памятный случай. Откуда-то прибежала очень странная девочка. Дед приказал ей на другую сторону перебираться. В условиях боя, при постоянном танковом огне, противника не ждали с тыла, но тут девочка вернулась и рассказала, что немцев увидела. Никто и не заметил, что противник обошёл нашу позицию. Дед сразу же приказал перенести пулемёты. Это спасло им жизнь.
— Папа, а откуда девочка взялась, дедушка не рассказывал? — спросила Настя и незаметно пихнула брата ногой.
— Дед говорил, что она, наверное, на брошенной птицефабрике пряталась. После боя там всё обшарили, но девочку так и не нашли.
Настя захлопнула альбом и подскочила.
— Кирилл! Нам же мама поручила на мансарде убраться. Пошли, а то действительно погулять не успеем.
— А-а… ну, да — пошли.
Дети быстро побежали наверх и принялись за работу. Аккуратно разложив вещи к стенке, они остались довольны: получилась достаточно широкая дорожка на всю длину дома. Сестра настояла на том, чтобы в конце положить пружинное основание от старого дивана, а брат добавил к этому два матрасика из детских кроваток вместо матов.
С первого раза ничего не получилось. Настя взяла сильный разгон и едва не врезалась в балконную дверь, проскочив мимо. Потом она зацепилась за край и чуть не проехала носом по полу. На третий раз у неё получилось отличное сальто.
— Ну, — сказала она, вопросительно посмотрев на брата.
— Ага… — задумчиво сказал Кирилл. — Давай ещё разок. Я к стенке встану, чтобы сбоку увидеть, как ты крутишься.
Насте пришлось ещё три раза прыгнуть, пока Кирилл, наконец, не заявил:
— Мне кажется, что я понял… Ты, когда прыгаешь, закручиваешься спиралью… Мы на кружке проходили… Спираль Фибоначчи, — Кирилл подошёл к сестре и уселся вместе с ней на остатки дивана. — Будем считать, что ты действительно переместилась во времени. Получается, что спираль можно раскрутить и обратно… Ведь так?
— Нет, — ответила Настя. — Я тебе сколько раз сальто крутила и что? И ничего! Значит, показалось мне всё…
— Ничего это не значит. Настюха, ну как ты не поймёшь! — Кирилл даже подпрыгнул на месте. — Ты точно там была. Вспомни, что папа рассказывал. Если бы деда никто не предупредил, они бы все погибли, и нас с тобой тоже бы не было. Ну, мы ещё с тобой кино смотрели про будущее.
— Кир! Но я же никому там ничего не сказала…
— Погоди, Насть, давай рассуждать. Там была «очень странная девочка»… она предупредила деда о немцах… Выходит… выходит, что ты была там два раза… Просто мы что-то не так делаем.
— Ну и как я туда опять попаду?
— Ты опять не въезжаешь! Ты как туда первый раз попала? Прыгнула. Вот и прыгнешь снова. Ты говорила, что на тренировке прыгнула с доски. Тот прыжок получился выше, чем с этого, — Кирилл постучал рукой по дивану.
Настя в задумчивости прошлась по мансарде, выглянула на лестницу и вернулась обратно.
— Я вот что подумала, Кир. Подкидная доска только в школе гимнастики есть, а её уже на каникулы закрыли. Нужно с высоты прыгнуть. На лестнице ещё нет перил. Если с верхней площадки разогнаться…
— До самого низа и спикируешь! Голову хочешь разбить? На-стя-я, — сказал Кирилл нараспев. — Я за тебя боюсь! Может, я прыгну?
Девочка залилась таким заразительным и весёлым смехом, что не поддержать её было просто невозможно. Брат с сестрой повалились на диван и веселились от души, хлопая по нему руками и устраивая вокруг небольшую пыльную бурю. Отсмеявшись, они снова уселись на краешек.
— Кир, я спортом с детства занимаюсь. Не лезу же я в твою математику?
— С детства, — фыркнул Кирилл. — Тебе лет-то сколько? Ладно, Настён, пойдём на лестницу поглядим.
Дети внимательно изучили пространство для прыжка и решили перенести на нижнюю площадку все матрасики, а по настоятельному требованию Кирилла добавили ещё несколько подушек для страховки. Управившись, они побежали обедать — с работы наконец-то вернулась мама.

— Настюха, иди купальник одень, — громко зашептал Кирилл. — Всё должно быть точно так же.
— Не-е, купальник — в стирке, я трико одену. Всё равно там это будет необычно… если будет, — неуверенно добавила Настя и вздохнула. — Неужели получится?
— Должно получиться, — твёрдо заявил Кирилл. — Кто же их тогда предупредит? Только мы об этом знаем… А знать и ничего не сделать — это… плохо это, короче. Я вниз пойду и буду тебя ловить, если что.
Девочка подошла к самому краю площадки и замерла на мгновение. Никогда ещё она так не волновалась, даже на соревнованиях. Там было просто — исполнила программу, получила оценку, и свободна. А сейчас… Внезапно Настя поняла, что именно от неё действительно зависит чья-то жизнь. За это никто не поставит балл, и только ты должна определять свои поступки. В груди затрепыхался маленький зайчик, в любое мгновение готовый спрятаться в самый далёкий уголок её маленькой детской души.
— Мама говорит, чтобы чему-то научиться, надо много раз упасть… — Настя решительно подпрыгнула и выполнила сальто.
От удивления Кирилл открыл рот и опустил руки, поднятые было, чтобы ловить сестру. Она легко прокрутилась в открытом пространстве лестничной клетки и… исчезла.

— Ма-а-а-а… — на лестнице что-то треснуло, бухнуло и покатилось с громким металлическим звяком.
— Опять напакостили! Ну, я вам сейчас … — Ольга выбежала на лестницу и замерла.
Этажом ниже валялось ведро и коробка с рассыпавшимися кубиками. Старое диванное основание с торчащими из него пружинами лежало наискосок, будто на нём решили прокатиться, как с горки на санках. На нижней площадке копошился Кирилл, пытаясь выбраться из-под завала. Ещё дальше на ступеньках лицом вниз лежала Настя и не шевелилась.

— Километров сто двадцать прёт, — на глаз определил дежурный инспектор.
Даже не пытаясь испытывать на морозе действие свистка, он выскочил из-за обледеневшего куста сирени и энергично завертел жезлом, призывая нарушителя остановиться. В открытом окне пролетавшей мимо «девятки» ребёнок махал обеими руками. На ветру белым полотнищем развевался кусок ткани. Боковым зрением инспектор мгновенно охватил салон автомобиля и почувствовал беду. Что-то щёлкнуло в его сознании, тоже заставив замахать обеими руками и забыть про полосатый жезл.
— Проезжай, проезжай! — закричал инспектор вслед удалявшемуся автомобилю.

Закрывая окно, Кирилл прижал стеклом кусок простыни, оставшийся от повязки.
— Ну, вот тебя и полиция приветствует, — постарался он подбодрить сестру. — Больно?
— Ничего, — разбитыми губами прошептала Настя. — Главное — все живы…
— Мы раскрутили спираль — вот все и остались живы, — ответил ей брат.
Ольга поправила одной рукой бинт у Насти на подбородке и покрепче прижала её к себе, глотая слёзы и нараспев повторяя за детьми:
— Живы, живы… главное — все живы…

Реклама

10 comments on “Эрнест Ли, «Спираль времени» 4,5,9, 7,7,7 — 6.5

  1. Немного наивно, и весьма затянуто. И про танки и про сальто гейнер. Главная проблема рассказа все же в недостаточной точности картинки. К примеру описание боя — танк взбирается на возвышенность и готовится встретить колонну бронетехники, поднимающуюся на этот холм. В такой позиции он сможет увидеть, не то, что подбить, только первые танк-другой. После чего его просто окружат. И далее в том же духе — мотивация понятна, эмоции, хотя и плохо выписанные тоже, но вот картинка неубедительна всякий раз как автор пытается ее тщательно описать. Таких ошибок много, но главное — очень много лишней информации. Тем более, когда становится ясно, что сделав сальто можно перенестись во времени — вроде пора уж заканчивать, но нет, история тщательно подготавливает читателя к очевидному. Не смотрится, хотя попытка достоверности есть и немалая. Герои немного шаблонные, но временами весьма убедительны.
    так что 4.

    • Спасибо за отзыв, который меня очень повеселил, особенно вот этим моментом: » К примеру описание боя – танк взбирается на возвышенность и готовится встретить колонну бронетехники, поднимающуюся на этот холм. В такой позиции он сможет увидеть, не то, что подбить, только первые танк-другой.»

      Дело в том, что вы ухитрились раскритиковать самое реальное из моего рассказа — описание танкового боя, который имел место во время ВОВ. Люди, которые там сражались сразу записали бы вас во враги народа.
      Вот некоторые цитаты одного из участников тех событий:

      Ранним утром 19 августа 1941 года экипаж Колобанова был разбужен отвратительным, прерывистым гулом идущих на большой высоте в сторону Ленинграда немецких пикирующих бомбардировщиков. После того как они прошли, тишина и спокойствие вновь установились под Войсковицами. День начинался ясный. Солнце поднималось все выше. Часов в десять раздались выстрелы слева, со стороны дороги, идущей на Волосово3. Старший лейтенант узнал недалекий «голос» танкового орудия КВ. По радио пришло сообщение, что один из экипажей вступил в бой с немецкими танками. А у них по-прежнему было все спокойно. Колобанов вызвал к себе командира боевого охранения и приказал ему, чтобы его пехотинцы открывали огонь по противнику только тогда, когда заговорит орудие КВ. Для себя Колобанов с Усовым наметили два ориентира: № 1 — две березы в конце перекрестка и № 2 — сам перекресток. Ориентиры были выбраны с таким расчетом, чтобы уничтожить головные вражеские танки прямо на перекрестке, не дать остальным машинам свернуть с дороги, ведущей на Мариенбург.
      Колобанов: «Меня часто спрашивали, было ли мне страшно. Неловко отвечать, могут принять за хвастуна. Но никакого страха я не испытывал. Объясню почему. Я — человек военный. После выхода в отставку я двадцать три года проработал в народном хозяйстве. Но все равно всю жизнь чувствую себя военным. Тогда командир дивизии дал мне приказ «стоять насмерть». Это не какая-то эмоциональная формулировка, а точный приказ. Я принял его к исполнению. Был готов, если надо, умереть. И никаких страхов у меня уже не возникало и возникнуть не могло».

      Следует также отметить, что в этом бою была уничтожена вся колонна противника численность до 24 танков и 2 орудия. Экипаж КВ остался жив. Вторая часть — история с разворотом пулемёта тоже имела место быть с нашим дедом, благодаря чему он и остался жив.
      Вот так-то. Машину времени Вам в помощь. На худой конец Гугл.
      Автор

  2. Отличный и ёмкий НФ рассказ. Для детей пригоден даже, им на ЕГЭ 4 класса в задачах ряд Фибоначчи дают! Морфогенез и архитектоника как примеры — блеск! Претензий нет — и герои и сюжет логичны, текст ровный, сюжет интересный. 9 баллов.

  3. Ну что же, уважаемый Эрнест, раз уж вы раньше времени раскрыли свое инкогнито, хотя это и нечестно по отношению к другим судьям, ну дождались бы окончания конкурса, а уж тогда :Ъ Сразу скажу: сальто назад в учебном варианте с разбега не делается. В спортивных школах трюк изучается на лонже (это такой широкий пояс с двумя тросами по бокам) и двумя страхующими, потому как прежде чем разбегаться, ребёнок должен до автоматизма отработать толчок и приземление, без риска свернуть себе шею. Ни один тренер, прежде чем убедится, что ученик чётко выполняет сальто на месте, не пустит его на дорожку. В остальном рассказ позитивный, и, на мой взгляд, больше подходит в номинацию «Детская наука». Хотя попадание Насти в прошлое посредством сальто, пусть даже и очень высокого, несмотря на спираль Фибоначчи и все объяснения педагога по математике, выглядит притянутым за уши. Уж сколько девочек в спортшколах прыгают, а в прошлое никто пока не попадал, а значит либо в самой Насте должно быть нечто экстраординарное, либо придумать надо что-то ещё. В целом язык хорош, герои осязаемы, а по сюжету я уже сказала, с одной стороны он неприхотлив, а с другой недостаточно достоверен.
    Оценка – 5.

  4. Рассказ про детей и для детей. Полезная тема, что, объединив усилия, можно помочь взрослым, которые кажутся такими большими и сильными. Персонажи второго плана выписаны с бОльшим количеством деталей. Наверно, потому что они подготавливают почву для закрутки основной линии действия.
    Честный, простой, подробный рассказ. Подробности понравились, потому что передают атмосферу.
    7.

  5. Хорошо выстроен рассказ, но, на мой взгляд не хватает ему компактности и четкости. Концовка не получилась акцентированной. И немного не натуральными выглядят объяснения отца. Пассажи и с сальто, и с Фибоначчи мне понравились, здорово оттеняют рассказ, придают ему реалистичности.
    Оценка — 7.

  6. Присоединюсь к коллегам, рассказ читается легко, но, на мой взгляд, слегка затянут. И особенно приятно было столкнуться с описанием волшебного мира детства, там всегда очень много таинственного, что совершенно неизвестно взрослым. — 7 баллов.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s