Игорь Книга, «Там, далеко на небе» 7,7,9, 7,6,8 — 7.33

Золотистый диск Гелиуса поднимался над озёрами, принося с собой утро в Долину дождей. Поднявшийся ветер шелестел в зарослях камыша, разгоняя густой туман. Тёплые солнечные лучи заиграли на поверхности зеленоватой воды, широких листьях тропикусов, остроконечных крышах маленьких деревянных домиков лигвов.

– А потом появились эти противные коричневые  болотные жабиты.  Они решили, что я испугаюсь и уплыву.  А нет! Я  сжал кулаки и попрыгал напролом! – стоящий на небольшом островке лигв согнул лапы и изо всех сил напряг мышцы.  Но вместо бицепсов раздулся живот. 

Две сидящие напротив зеленые подружки звонко захихикали, прикрывая трёхпалыми лапами рты.

– Врунишка ты, Виж! –  лигва в камышовой шляпке подперла голову и зевнула. – А мне так не хочется прыгать сегодня в школярию.

Приближающийся шелест камыша вынудил всех троих повернуться. Из густых  зарослей вышел рослый, в два раза выше лигвов, турв в теплых виолочных штанах и распахнутой жилетке. Большие ярко-зеленые глаза с маленькими черными бусинками-зрачками были слегка прищурены. На плечах коромысло с двумя ведрами воды, сверху сидела озёрная зелка, изредка щелкая клювом и взмахивая крыльями.

– Здравствуйте, дядя Рив!  – почти одновременно приветствовали турва зелёные обитатели озера.

Старик всё ещё сохранял могучую силу, о чём свидетельствовали внушительные бугры мышц, перекатывающиеся под светло-синей кожей, но со слухом в последнее время дела стали совсем плохи. Турвы-медикусы ничем не смогли помочь, лишь ощупывали гибкими пальцами торчащие вверх маленькие с треугольными кончиками уши и качали головами. Рив никак не отреагировал на приветствие.

– А зачем он воду тащит, если в деревне колодезы повсюду? – удивилась лигва в шляпке.

– Не знаю. Наверное, это какая-то другая вода. Пошлёпал я домой, пока отец без меня не упрыгал, –  Виж глянул на часы, и, сильно оттолкнувшись от кочки, нырнул.

Рив  шёл по колено в воде. После месяца непрерывных дождей разлились реки, затопив низины.  Каждое утро старый турв вешал два ведра на коромысло и шел к Горному ключу, обладавшему целебными свойствами. Стоило ему пару дней попить обычную колодезную воду, и он чувствовал себя значительно хуже. Появлялась вялость, сонливость, начинала болеть голова.  А ключевая стала для Рива почти лекарством.  Вот только слух вернуть она никак не могла.

Старик, наконец, выбрался из мутных водных потоков и, поставив ведра на каменистую почву, облегчённо вздохнул, широкой четырёхпалой кистью снял шляпу и вытер платком пот со лба. Зелка взмахнула крыльями и взмыла в туманное оранжево-жёлтое небо, уже затягивающееся тучами. Рив отряхнул штаны от налипшей тины, провёл ладонью по гладкой голове и вновь забросил коромысло на плечи. По траве идти куда легче, чем по воде, и оступиться не боишься. Впереди из-за густых зелёных крон деревьев показалась родная деревня.  Бревенчатые дома с золотисто-жёлтыми крышами радовали глаз и просились на камышовик. Когда-то Рив неплохо писал мериловыми красками и даже продал несколько удачных работ, но стать палитристом так и не смог – на учёбу требовались деньги. Да и уезжать из родных мест он не захотел.

Пройдя по пустынной в этот ранний час улице, турв открыл деревянную калитку и вошёл во двор. Зелка уже сидела на крыльце, приветствуя хозяина свистом и щёлканьем клюва.

– Сейчас покормлю, – проворчал старик, ставя ведра.

Дверь избы отворилась, выглянул двенадцатилетний Ник.

– Дедушка, я суп сварил и сходил в лавку за булками.

Рив не слышал внука, но, как и все глухие, умел читать по губам. У Ника был такой же внимательный, изучающий взгляд ярко-зеленых глаз, тот же светло-синий оттенок кожи и даже форма головы – круглая, чуть вытянутая вверх.

– Молодец. Завтракай – и в школярию. От отца зелка не прилетала?

– Нет, но папа, вроде, собирался сегодня приехать?

– Вроде. Он всегда собирается, и ему всегда некогда.

Старик  снял сапоги и вылил воду.

– Пойду, переоденусь, – пробурчал он, заходя в избу.

Родители Ника – ботанологи, постоянно переезжали с одного места на другое: так требовала их работа. Маленький турв сменил одну школярию, потом вторую, третью. И тут Рив предложил отдать внука ему. Старая деревенская школярия славилась хорошим качеством знаний, ведь из-за  благодатного лечебного климата в деревне поселилось много преподававших здесь знатиусов.  К тому же большинство занятий проходило на природе, а не в душных классах. С тех пор Ник уже три года жил у деда.  Родители приезжали раз или два в месяц. Иногда вместе, а иногда по отдельности. Ник догадывался, что в их отношениях не всё в порядке, но виду не подавал.

Яркий диск Гелиуса поднимался всё выше. Ник шагал по выложенной камнем дороге, повторяя про себя выученные вчера уроки. По обе стороны  шелестели на ветру торчащие из воды широколистные ярко-зелёные тропикусы. Дед рассказывал, как в молодости участвовал в прокладке этой дороги. Всей деревней возили тачками грунт, засыпая болото. Вода постепенно подмывала насыпь, и каждый год её приходилось обновлять.  На летних каникулах Ник сам здесь работал, грузил тачки и даже помогал трамбовать.

В школярии он считался одним из лучших учеников, но радости и удовлетворения это не приносило. Хотелось чего-то большего, значительного. Отец советовал ему после школярии продолжать образование в Ботанологической знатодемии. Мать при этом молчала, хитро поглядывая на сына. Кажется, только она понимала, что ботанологом он никогда не станет. Ни при каких обстоятельствах. Дед усиленно агитировал в рыбяную ферму, где проработал много лет. Ник согласно кивал и обещал подумать, но возиться с рыбянкой ему хотелось ещё меньше, чем с растениями.

– Ник! – шустрый лигв выпрыгнул как из ниоткуда. – Вечно ты спишь на ходу. Чем по ночам занимаешься?

Виж подпер лапой голову и засмеялся.  Ник остановился и протер глаза. Вчера он действительно поздно лёг спать, проведя полночи за чтением книги.

– Привет, Виж. По ночам сплю, как и все.  Ты сегодня без сумки, значит, в школярию не собираешься?

Виж подпрыгнул и вновь захихикал.

– Неа! Если учитель мировологии спросит, скажи, что я заболел. Ага?

Ник не любил обманывать, но ради друга придётся.

– Ага. А в чем причина?

– Отец меня с собой берёт. А ты знаешь, что такое бывает редко. Лучше я уроки прогуляю, чем не попаду на рыболовлю, – подмигнул Виж. – Ну, ладно. Завтра утром припрыгаю к тебе, расскажешь, чего на дом задали.

Виж помахал лапой и удалился.

Урок начался, и Ник на этот раз чуть опоздал. Учитель мировологии Смол искоса глянул на  провинившегося, но промолчал.

– На сегодняшнем уроке мы рассмотрим интереснейший и один из ключевых вопросов мировологии: есть ли жизнь на  небе? – Смол повесил на доску карту неба.

– Как вы уже знаете, наш мир окружён огромной прозрачной сферой, которую мы в просторечье называем небом. По небу катится  лучезарный Гелиус, совершая свой ежедневный обход туманного Вениуса, даря нам свет и тепло. Ночью, когда Гелиус находится на обратной стороне сферы, мы видим небесные огни – другие миры-планеты на внешней поверхности сферы: Красный Марр, Синеокая, Гигантиус, Кольценосный Сид.  Наши знатиусы исследовали их с помощью самого современного прибора – мембранного техноскопа.  И пришли к однозначному выводу: кроме Вениуса жизни больше нет нигде.

– Ник, а куда Виж подевался? – прошептала с задней парты лигва Куна, подружка Вижа.

– Заболел, – тоже шепотом ответил Ник не оборачиваясь.

– Врёшь!

Учитель замолчал.  Заложив руки за спину,  прошел по классу и мечтательно глянул в окно.

– Но есть еще теория Прина, суть которой …  Суть которой нам сейчас изложит многоуважаемый Ник.

Ученики  дружно повернулись в сторону «многоуважаемого», по классу прокатилась волна негромкого смеха. Ник всегда опережал программу по многим предметам. Прочитав учебники, он принимался за научную литературу и часто уровень его знаний превосходил уровень преподавателя.  Не все учителя относились к этому положительно, и Смол оказался одним из таких. Периодически он пытался найти брешь в знаниях  юного дарования, но пока это ему не удавалось.

Ник поднялся из-за парты и вышел к доске. Смех в классе стих, школяры с интересом ждали, что ответит юный турв.

– Знатиус Прин создал теорию, согласно которой вокруг нашего мира нет никакой сферы.  Сам Вениус и ближайшие миры-планеты висят в пространстве и вращаются вокруг Гелиуса. Прин также считает, что жизнь может существовать на Синеокой и Красном Марре, – воодушевлённо произнес Ник.

– Значит, мы вращаемся вокруг Гелиуса? – Смол прикрыл ладонью рот и засмеялся.  – А другие миры-планеты  просто висят в пространстве?

Следом за Смолом  громко засмеялся весь класс. Ник покраснел и отвел взгляд в сторону. Год назад теорию Прина высмеяли публично, а сам знатиус бросил науку и жил в деревне, зарабатывая на жизнь огородничеством. Многие считали его просто чудаком и неудачником, не сумевшим стать настоящим знатиусом.

– На Синеокой три четверти поверхности покрыто водой, а значит, там может быть жизнь подобная нашей. А в Красных песках Марра  может …

Взрыв смеха школяров заглушил слова маленького турва.

– Ник! Если вы и дальше будете придерживаться лжетеории Прина, то путь в науку для вас навсегда закрыт. Садитесь, – Смол продолжал хихикать, держась за живот.  – И запомните: нельзя верить в то, чего не видишь!

Учитель взял перо, обмакнул в чернила, глянул ещё раз в окно и что-то нацарапал в журнале. Сидящий впереди турв заложил руку за спину и показал Нику три пальца — тройка.

Все остальное Ник не слушал. Ему вспомнилась работа Прина, перечитанная много раз. Окружающие не могут верить в то, чего не видели.  А как бы хотелось увидеть! Ведь там, далеко на небе, тоже могут жить турвы, лигвы и другие разумные существа. Это всегда притягивало Ника, и поэтому он не хотел становиться ботанологом или рыбоводом.

Звонок как всегда прозвучал неожиданно. Ученики складывали тетради в сумки и покидали класс. Ник выходил последним.

– А вам, юный школяр, я искренне желаю вернуться на путь истинной науки, и когда вырастете – стать знатиусом, – Смол нацепил очки и углубился в журнал занятий.

Ник вздохнул и молча вышел из класса. «Я обязательно стану знатиусом! Обязательно!» –  мысленно произнёс он.

Покинув школярию, Ник, не оглядываясь, зашагал домой, продолжая переживать урок мировологии. И ведь ничего не докажешь учителю Смолу. Школяр давно хотел поговорить с самим Прином, услышать от него, почему знатиусы не принимают его теорию. В небе громыхнуло, Ник ускорил шаг, чтобы не попасть под ливень. Но вдруг остановился: ливневых туч не было. Тогда откуда гром?

Грохот повторился, на этот раз намного сильнее: в золотистом небе появился яркий огненный след, ведущий в сторону озера. Юный турв вспомнил, как пять лет назад с неба упал огромный камень. Тогда приехало много знатиусов, огородили место падения и долго его изучали. Сам небесный камень Нику увидеть не довелось, лишь слышал рассказы рабочих, его грузивших.

Школяр крепко сжал ремень сумки на плече и побежал в сторону озера. Сухая дорога скоро закончилась, Ник то и дело перепрыгивал через многочисленные канавы и лужи.

– Ты куда разогнался? – Виж появился как всегда неожиданно.

Маленький турв остановился, переводя дыхание.

–  Видел? – Ник показал на небо.

Лигв широко заулыбался и несколько раз подпрыгнул.

– А то! И не только видел. Приехала целая толпа знатиусов, собрали все обломки и увезли. Меня даже близко не подпустили!

– Обломки? – удивился Ник. – Ты хочешь сказать, камни?

Виж загадочно улыбнулся и подошёл ближе.

– Думаю, там  упали не камни, – прошептал лигв. – Совсем не камни. И один я успел припрятать!

После этих слов у Ника бешено заколотилось сердце. Виж нашел нечто, упавшее с неба. И это нечто сейчас где-то здесь, рядом.

– Виж!

– Пошли, покажу.

Лигв шустро прыгал впереди, и Ник едва поспевал за ним.  Несколько раз юный турв провалился по колено в болото, но это сущие пустяки на пути к желанной цели. Лигв остановился и принялся разгребать пушистый мох на большой кочке. Вскоре он извлёк наружу прямоугольный коричневый предмет, чем-то похожий на учебник. Предмет оказался тяжелее книги, твердый как камень и такой же холодный.

– Знатиусы опять объявят, что упал обычный камень, поэтому я не стал отдавать им эту штуку.

– Виж! – громкий крик с озера застал маленького лигва врасплох.

Он вздрогнул и испуганно обернулся.

– Ой! Папане нужно помочь тащить рыбянку домой – у нас сегодня знатный улов. Ну, ты с этой штукой сам разберёшься и, мне потом расскажешь, – лигв подмигнул и, повернувшись, попрыгал к озеру.

Ник несколько минут постоял в раздумье, затем решительно зашагал к деревне. Гелиус опускался за горизонт, окрасив небосвод в бордовые тона. Нужно спешить, если хочешь попасть в деревню до наступления ночи, и  маленький турв прибавил шагу.

Остановившись у больших деревянных ворот с табличкой «Прин», Ник дёрнул за свисавший конец шнурка. Звонкий колокольчик во дворе возвестил о неожиданном госте. Вскоре калитка открылась, и вышел хозяин – высокий с седыми бровями турв в длинном халате и тапочках.

– Доброго вам здоровья, – Ник попытался улыбнуться.

– И тебе доброго. Что привело юного школяра в столь поздний час в мой дом? – поинтересовался хозяин.

– Вот! – Ник достал из сумки и протянул находку.

Прин внимательно ее ощупал и озадаченно глянул на маленького турва.

– Это сегодня упало оттуда, – прошептал Ник и показал рукой в небо.

Хозяин жестом предложил ему  войти и закрыл калитку.

Войдя  в дом, Ник зачарованно уставился на полки, полные книг. От обилия названий разбегались глаза. Редкие и даже редчайшие научные издания сверкали блестящими переплётами и позолотой букв.

– Нравится? – поинтересовался Прин.

Ник молча кивнул, не в силах оторвать взгляда.

– Всю жизнь собирал, а вот теперь не знаю, кому это оставить. Отпрыски разъехались и им это совсем не интересно. Нынешняя молодёжь больше думает о материальных благах, хотя может это и правильно.

– У вас здоровская библиотека, знатиус! – восхищённо произнес Ник.

– Знатиус … Я уже давно не ношу это звание. Учёный Совет исключил из своих рядов, посчитав мои работы бредовыми. Ну, да ладно. Значит, вы говорите, что это упало с неба? – Прин положил предмет на стол  и провёл по гладкой поверхности ладонью. Ник  подошёл ближе.

– Судя по внешнему виду, это подверглось воздействию чего-то очень горячего.

Хозяин дома перевернул предмет и  стал внимательно вглядываться. Только сейчас Ник увидел какие-то непонятные символы, выдавленные на находке.

Знатиус нажал пальцем на символы поочередно, внутри предмета что-то клацнуло, и крышка открылась. Ник замер от удивления.

– Скорее всего, это хранилище, – уверенно произнёс Прин.

Он перевернул находку, по столу рассыпалась пачка тонких разноцветных прямоугольных пластин из странного полупрозрачного материала, чем-то похожего на бумагу. На некоторых красовалось золотистое солнце. Ник зачаровано дотронулся пальцем до позолоты и тут же отдёрнул руку. Что-то кольнуло палец, солнце заискрилось и в воздухе появилось необыкновенное существо.  Круглая, покрытая волосами голова, светлая кожа, красивое лицо и большие голубые глаза. Ник на мгновенье замер, и снова прикоснулся к солнцу. Существо померкло и исчезло. Маленький турв посмотрел на знатиуса – Прин сохранял полное спокойствие.

– Вы видели?

Знатиус проделал то же самое – существо вновь появилось и исчезло.

– Думаю, это некое подобие наших книг, – после минутного молчания изрёк Прин, внимательно вглядываясь в надписи на прямоугольниках. – Только более совершенное.

– Значит, там, на небе, – Ник взглянул вверх. – Там тоже есть жизнь?

– Наверняка есть, – согласился Прин. – И они очень похожи на нас

Прин и Ник одну за другой включали небесные пластины, появлялись странные существа. Разного цвета глаза, разный цвет кожи, и почти у всех на голове волосы. Они  говорили на незнакомых языках, что-то показывали тонкими пальцами. В комнате плавали неведомые устройства. Жужжащие, гудящие, летающие и катящиеся по гладкой серой ленте. Ник достал черную пластину, отличавшуюся от других большими размерами, и прикоснулся пальцем. Неожиданно потемнело, потом появились звезды. Много звезд. В центре засиял большой огненно-желтый шар, похожий на Гелиус. Вокруг него, вращаясь, плыли шары поменьше: маленький красный, большой сине-зелёный, голубой, красный, большой шар с плоскими кольцами.

– Это же …, – не удержался Ник. – Ведь это миры-планеты!

– Да, – согласился знатиус. – Это планетная система.

Большой голубой шар стал крупнее, вокруг появилась светящаяся каёмка. Из шара вылетел и уплыл в темноту маленький блестящий цилиндр.

– А это мир-планета, на которой они живут. С которой отправили это послание, – подвёл итог Прин.

– Значит, ваша теория верна. На небе есть жизнь, есть подобные нам. Теперь вы сможете вернуться в науку. Нужно всем рассказать о нашей находке! – воскликнул Ник.

Лицо знатиуса потемнело, стало мрачным. Он с сожалением глянул на школяра.

– Не всё так просто, Ник. Совсем не просто. Это уже не первый случай, когда с неба падает неизведанное. Власть держащие тщательно всё прячут или уничтожают. Учёному Совету наша находка, как тропикус поперек горла. Они рискуют утратить своё влияние, свою власть, а потом и все блага, которые имеют сейчас. Они никому не позволят порочить их репутацию, особенно, таким как мы.

– Как же так? – в глазах юного турва появились слёзы. – Ведь мы скажем правду!

– Правда, юный школяр, самое опасное оружие, – ответил знатиус. – Лучше всего, спрятать пока нашу находку и никому не говорить о ней. Может быть, когда вы подрастете, когда станете знатиусом, что-то изменится и можно будет открыть миру правду. Но только не сейчас.

Прин смолк, с сожалением глядя на небесные пластины. Ник сжал голову ладонями и подошел к открытому окну. В глазах потемнело, окружающий мир в одно мгновенье перевернулся, и теперь уже никогда не станет прежним. Маленький турв вдохнул свежий воздух, стало немного легче.  Огни на небе светили сегодня особенно ярко, маня и притягивая.  И теперь Ник точно  знал, чему посвятит свою жизнь, ведь у него есть доказательство того, что они не единственные живые существа во Вселенной. Придёт то время, когда он сможет рассказать жителям Венуса правду. И обязательно встретится со светлокожими и голубоглазыми. Живущими там,  далеко на небе…

Реклама

13 comments on “Игорь Книга, «Там, далеко на небе» 7,7,9, 7,6,8 — 7.33

  1. отличная сказка!
    предварительная оценка 8
    с вероятностью повышения.

    яркий, зримый мир, лигвы прописаны очень хорошо и представимы. С турвами посложнее, их представить толком не удалось, нечто вроде как антропоморфное, раз люди им показались «похожими» и даже «красивыми», но детали так и не вырисовались
    Логичное мироустройство.
    Интересное словотворчество. позволю себе масенькую добавочку — может, ловить им лучше не рыбу, а каких-нибудь рыбецов? или рыбянков? просто рыба — слишком уж по-нашему, по-землянски)))
    Персонажи живые, дети говорят как дети, а не как взрослые или обучающие программы.

    шероховатости есть, и их, конечно, лучше бы подшлифовать, но особо впечатление они не испортили.

    по блошкам

    Но вместо бицепсов, раздулся живот…
    Лишняя запятая

    Порулил я домой..,
    Царапнуло упоминание руля в таком мире. Логичнее было бы «погреб», «поскакал», «пошлепал», может быть, даже «пошлеп-шлепал», ну или еще какой-нибудь синоним «прыгал». Вот «отчалил» далее – самое то!

    Отличные словообразования, очень вкусные. Может быть – и вместо холста употребить что-нибудь местное? Типа «камышовое полотно» ну или сами смотрите, автор, у вас это дело хорошо получается.

    выглянул двенадцатилетний Ник – внук Рива…
    Последние два слова лишние, тем более, что дальше он называет Рива дедушкой.

    От отца зелка с письмом не прилетала?…
    А вот тут уже не очень хорошо – явная объяснялка для читателя. Логичнее было бы спросить «от отца зелки не было?» — а потом уже мельком и не сразу пояснить про то, что они и почтовыми бывают

    – Не а!..
    Неа тут слитно. Или хотя бы через дефис.

    Учитель Смол уж больно гадкий, единицу за дополнительное знание… ну, не знаю! Вот если бы Ник еще спорить начал, грубить в запальчивости, отстаивать ложную теорию – но ведь нет, просто рассказал. Короче, мне тут для единицы не хватило обоснованности. Но это уже так, перфекционизм.

    – А знаете(,) молодой человек,…
    Пропущена запятая перед обращением

    За мгновенье до этого, в золотистом небе появился яркий огненный след…
    Запятая лишняя

    слышал рассказы рабочих(,) его грузивших.
    Пропущена запятая перед причастным оборотом

    Лигв широко заулыбался и насколько раз подпрыгнул
    Опечатка

    Ты хочешь сказать(,) камни?
    Пропущена запятая или тире

    И один, я успел припрятать!..
    Лишняя запятая

    Виж нашел нечто(,) упавшее с неба.
    Пропущена запятая

    окрасив небосвод в бардовые тона…
    бордовые. Если, конечно, не имелись в виду барды)))

    Ник зачарованно уставился на полки(,) полные книг…

    хотя может это и правильно…
    Может – вводное, с обеих сторон запятые.

    – Значит(,) там, на небе(,)…

  2. С лигвами все понятно, а вот зрительный образ турва как-то не складывается. В целом рассказ увлекательный, дети вполне живые и убедительные. Учитель вы наверно сказал «вот видите что бывает когда читают не то что рекомендовано по программе». Лигв вряд ли сказал бы «я попрыгал», для него это повседневное действие, скорее всего было бы какое-нибудьь разговорное выражение. Нехорошо что изменяется ритм рассказа: после сцен и диалогов скороговоркой события и объяснения. Финал тоже не закончен. Раз уж появилось лицо, они бы не успокоились пока не добились бы чего-нибудь еще. А мальчик преспокойно отставил в стороны такой интересный предмет и погрузился в размышления.
    Оценка семь.

  3. Понравились разумные лягушки, понравился их мир, их язык… напомнило «Незнайку в Цв. городе». Мир своеобразный и может жить отдельно от рассказа — да и весь рассказ больше напоминает введение в нечто большее по объёму — роман, серию рассказов.
    Взросление и самоосознание — ключевые этапы развития личности, человеческой или лягушачьей.
    Недовычитано, но читать легко, а это главное.
    Оценка (предварительно) — 7

  4. Двойственное впечатление. Вроде бы и правильно всё написано – про тернистый путь научного прогресса, если высоким штилем выражаться. Ну, не хотят аборигены далёкой планеты Вениус верить в жизнь в других мирах… так ведь и у нас на Земле гелиоцентрическая система не вдруг стала общепризнанной, а Джордано Бруно за его гипотезу о множественности обитаемых миров вообще сожгли! Всё правильно, спору нет, – однако чего-то определённо не хватает. Чего-то неожиданного, оригинального, такого, что перевернуло бы сюжет с ног на голову…
    Ещё несколько слов об антураже. Поначалу казалось, что действие разворачивается на некой альтернативной Венере/Вениусе (сбивали с толку «латинизированные» слова и имена), разве что там рядом с людьми обитают разумные лягушки… то есть лигвы. На это указывали и почти узнаваемые названия планет: тот же Вениус, Красный Марр (Марс?)… К сожалению, в дальнейшем развитии сюжета это всё никоим образом не сработало. Жаль. Мир получился забавный, у меня вызвал ассоциацию с хорошим мультфильмом.

    Оценка: 6 баллов.

  5. «Звук шелеста» — нехорошо. История забавная. Весь текст заставляет переводить на русский названия и описания, напрягает лингвистические способности детей, и это хорошо. Это — «научность» в лингвистике! Что касается турвов и их описания, то чем больше воли у читателя, тем лучше! Пусть творит образ в воображении и радуется!
    Общая идея давно проработана, но уровень изложения высокий, антураж фантастичный. Пожалуй, 7 баллов.

  6. Интересный рассказ. Мир лягушачий замечательно вкусно выписан. Но если лигвы живут в воде, а турвы на земле, почему они учатся вместе? Этот вопрос возник потому, что автор потрудился над описанием лигв, а что из себя представляют турвы – оставил читателя теряться в догадках. На мой взгляд, часть о запускании зондов здесь лишняя. Она лишает рассказ интриги. Намекнуть, кто есть появляющееся из найденного предмета существо, можно было сопроводительно к предмету. На месте Ника, я бы не выпустила находку из рук так запросто. Да и Прин что-то уж больно быстро сдался. Ведь в этой штуковине подтверждение его теории, осмеянной другими знатиусами. Они б до утра над ней корпели, позабыв обо всём. Финал разочаровал немного вот этой психологической недостоверностью. Тем не менее, вещь хороша, и познавательна для детей. Языковые находки понравились. Вычитать, доработать немного и будет отличная вещь.
    Оценка – 8.

      • может, не будете удалять?
        хороший же рассказ!
        нет, если собираетесь публиковать где-то, где требуют отсуствия в сети — понятно, а если нет — то , может, пусть повисит?
        может и еще кто прочтет)))))
        удовольствие получит

  7. И правда, пусть останется. Я, поначалу, тоже хотел свою сказку удалить, но потом подумал: » Пусть у читателя будет выбор».
    Это как по телеку. Многие дети выбирают Корпорацию монстров и прочите(живые), как тут бы сказали, сказки… Но есть и такие, кто нашего «Чебурашку» с удовольствием смотрят. А то знаете, как сейчас дети рассуждают: » Леопольд, фу — отстой. Лучше Мики — Мауса посмотреть». Так — что, пусть на этом конкурсе остаются добрые хорошие рассказы, к коим ваш я лично, тоже отношу.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s