Юлия Тихвинова, «Танец в огне» 7,7,9,10,7,9,7,8,9 — 8.1

Был ненастный, ветреный день. Люди, собравшиеся в трактире, скучно сидели за столами, пили согревающий хмель, ругали погоду и, от нечего делать, разглядывали друг друга. Два парня начали спор, к ним присоединился третий – и вот уже весь трактир загудел, как растревоженный улей. Атмосфера с каждой минутой накалялась всё больше и грозила заведению если не крупными неприятностями, то основательной дракой уж наверняка. Вот тогда-то трактирщик и вспомнил вдруг про старую дедову книгу с необычными историями.
Мирт поднялся к себе в комнату и выдвинул из-под кровати крепкий сундук, покрытый пылью и паутиной. Открыв крышку, он бережно извлёк оттуда толстую книгу в потрёпанной кожаной обложке. Танцующие языки пламени были изображены на ней когда-то, но теперь порядком стёрлись.

— Авось, и теперь послужит. Найти бы только чтеца…- бормотал он себе под нос, спускаясь в зал. – Уважаемые, есть тут кто, знающий старопись? – громко обратился он к постояльцам.
Трактир продолжал гудеть, многие равнодушно отвернулись, кто-то вообще не услышал вопроса. Но двое посетителей всё же откликнулись на призыв Мирта: старик с длинной белой бородой и молодой парень, совсем мальчишка. Оба такие худые, что трактирщик невольно пожалел их: эти двое вряд ли часто ели досыта. Старик склонился над книгой и близоруко прищурился:
– Слишком мелкие буквы, – проворчал он, перевернув пару страниц. – Ничего не вижу. Посмотри-ка, Скай, что здесь?
Юноша, его спутник, попытался прочитать название книги, взглянув на обложку:
— Название книги совсем стёрлось, не разобрать, — сказал он, наморщив лоб. Потом открыл книгу и полистал её. – Зато внутри буквы сохранились хорошо. И это настоящая старопись, учитель. Не подделка. Насколько я понял, это сборник историй. Правильно, уважаемый хозяин?
— Точно, точно, — обрадовано закивал трактирщик. – Старопись, настоящая старопись, как ты и сказал. Помоги-ка мне, парень. Вишь, в трактире неспокойно. Сделай одолжение, сядь у огня, да почитай вслух.
— Я? – удивлённый Скай оторвался от изучения желтоватых страниц.
— А то кто же? Вряд ли здесь найдётся ещё кто-то, разумеющий старопись, — Мирт ободряюще хлопнул его по плечу. – Не робей, парень, а уж мы с хозяйкой тебя отблагодарим.
Юноша с сомнением обвёл взглядом шумный трактир, потом взглянул на старика, словно ища поддержки. Тот пожал плечами и согласно кивнул:
— Для тебя это прекрасная возможность поупражняться в чтении старописи, Скай. Таких книг осталось очень мало.
— Но меня вряд ли будут слушать, – всё ещё сомневаясь, заметил юноша.
— Это не твоя забота, — улыбнулся трактирщик. – Думай о другом. Есть только одно правило чтения этой книги. Дед говорил: если начал читать историю – обязательно дочитывай до конца.
— Зачем? – не понял Скай.
— Старописные книги все с секретами, — вмешался старик. – Делай так, как говорит хозяин, мальчик.
— Хорошо, — кивнул тот и направился к креслу у очага. Поудобнее устроив тяжёлый том на коленях, он негромко начал чтение.

В тот миг, когда Скай прочитал вслух первые слова, в самом центре пламени очага родилась Миасса. Едва взглянув вокруг, она поспешила спрятаться среди горящих поленьев, переливаясь оранжево-жёлтым цветом, неразличимая среди всполохов огня. Миасса не любила людей и избегала их жадного любопытства. Никого не хотела видеть, кроме одного. Того, кто читал ЕЁ книгу. Она стала слушать, жадно впитывая слова и разглядывая украдкой лицо нового чтеца, рискнувшего разбудить её от долгого сна.
Сначала слушателей было только двое: она да любопытный сынишка одного из постояльцев. Но с каждой минутой чтение у огня привлекало всё большее внимание. Мирт удовлетворённо наблюдал за тем, как действуют на посетителей голос Ская и заговорённая дедова книга. Один за другим люди в комнате замолкали, ссора утихла, так и не разгоревшись, дождь и ветер перестали быть темой для разговоров за столами.
И задолго до того, как история закончилась, хозяин понял, что предложит парню остаться. И хорошо заплатит за работу. Потому что дед Мирта никогда не умел так хорошо читать, как этот юноша. У Ская был настоящий талант рассказчика, люди слушали его чуть ли не с открытыми ртами, и можно не сомневаться, что завтра весть о нём разнесётся по всему тракту. А это значит, что люди придут и принесут в трактир свои кошельки.

Когда история закончилась, трактир ещё некоторое время находился в каком-то оцепенении. Люди сидели молча и даже не шевелились, боясь спугнуть послевкусие. Тишину нарушил довольный Мирт, во всеуслышание предложив юноше постоянную должность чтеца, хорошую плату за работу, комнату и еду. По залу пронёсся гул одобрения. Лишь спутник Ская, тощий белобородый старик, попытался уговорить парня не задерживаться в трактире и продолжить путешествие вместе с ним.
— Оставшись здесь, ты потеряешь время!
— Зато я заработаю денег, чтобы оплатить обучение в столице, — возразил Скай. – Другой возможности может не представиться. Я вскоре догоню тебя, не беспокойся.
Старик неохотно кивнул, соглашаясь. И на прощанье предупредил ученика:
— Будь осторожен с книгой. Она не так проста, как кажется. – Его подслеповатые глаза последний раз скользнули по затёртым буквам на обложке. — Я буду ждать тебя в столице. – И он ушёл один, сгорбившись больше обычного, опираясь на кривую ненадёжную трость.
Так Скай остался в трактире.

Мирт выделил ему комнатку на втором этаже, маленькую, необитаемую, в которой раньше держали всякий хлам. Но юноше, которому не раз приходилось ночевать и вовсе без крыши над головой, и такое жилище показалось роскошным. Каждый вечер, после ужина, он усаживался у огня и читал вслух старинную книгу.
Обычно это была одна история, иногда две. Народу в трактире с каждым вечером становилось всё больше: в один и тот же час разговоры постепенно смолкали, люди отодвигали в сторону ножи и вилки, желающие подсаживались поближе к очагу, чтобы лучше слышать.
Голос Ская завораживал: звучал то тихо и мягко, то громко, взволнованно. Временами тревожно, иногда немного насмешливо. Никто не перебивал его, никто не мешал говорить: гости трактира были словно околдованы книгой. Миасса же испытывала невероятное возбуждение, неистовую страсть, вслушиваясь в рассказ, с каждым поворотом сюжета начинала полыхать всё ярче, временами забывая об осторожности. И только услышав последнюю фразу, она успокаивалась, сворачивалась в клубочек среди углей и засыпала до следующего вечера.

— Кажется, вчера я видела в очаге горящую ящерицу, — однажды сказала жена трактирщика, Шена, обращаясь к своему мужу.
Мирт только хмыкнул:
— Заметила, да? Не бойся, это дедова саламандра. Я и сам её не сразу увидел, хорошо прячется огневица.
Шена нахмурилась:
— Не нравится мне это. Откуда она хоть взялась?
— Из дедовой книги, откуда ещё. Помнишь деда-то моего?
— Я-то? Да я и не видала его никогда! – отрицательно мотнула головой женщина.
— Разве? – усомнился трактирщик. – Ну, так он у меня алхимиком был, или что-то вроде того. Золото пытался сворожить из ничего. С помощью огненной саламандры.
— И как, получилось?
— Ничего у него не получилось. С золотом, в смысле. Не мог уговорить саламандру танцевать. Не умел он…
— Чего не умел? – не поняла жена.
— Читать.
— Эту книгу-то, со сказками? – она чуть не засмеялась.
— Это не просто сказки, — вступился за дедово наследство Мирт. — Тело саламандры питают дрова, а дух – слова из книги. Но ты не бойся её, ящерку-то. Её здесь только книга и держит. Дослушает свои сказки и уйдёт. В другой очаг или в свечку, куда захочет.
— А если не уйдёт? — проворчала Шена. – На что она нам, саламандра твоя? Сам знаешь, с огнём шутки плохи. И дед твой, помнится мне, плохо кончил…
Трактирщик мигом помрачнел:
— Давнее дело, не будем вспоминать. Книга зазря столько времени в сундуке пылилась, а теперь вот что: люди валом идут с тракта, чтобы послушать истории Ская. К нам идут, деньги несут. Знал бы раньше – давно нашёл бы такого мальчишку, чтобы сказки читать у огня. Я уже заказал новые скамьи, чтобы поставить вдоль стен, а то мест не хватает.
— Ладно, — махнула рукой хозяйка. – Но обещай мне хорошенько следить за огнём, и поставь новую решётку, повыше и покрепче нынешней.
— Не ворчи, женщина, — отозвался Мирт, но решётку всё же поставил.

Миассе стало хуже видно из-за неё лицо молодого рассказчика, и она стала придвигаться ближе, к самому краю очага. Одна из историй была о любви, и Миасса ловила каждое слово юноши, движение, вдох, и заметила, как он мечтательно бросил взгляд на огонь и слегка улыбнулся. В тот момент она рискнула, вспыхнула чуть ярче и вышла вперёд. Скай на миг увидел в очаге миниатюрную фигурку огненной девушки, с горящими глазами и яркими искрами в волосах. Она улыбнулась ему, приветственно махнула рукой и вновь превратилась в оранжево-красные всполохи огня.
Скай моргнул и продолжил чтение, время от времени удивлённо бросая взгляд на огонь. Миасса же спряталась среди ярко-алых углей, в самой середине очага, и сердце её полыхало от волнения. Он видел её! Он читает ей!

Второй раз она рискнула показаться только через два вечера. В этот раз их взгляды встретились: небесно-голубой и огненно-рыжий. Миасса позволила себе два танцевальных поворота в огне, заворожив Ская взмахом тонкой кисти, взметнувшимся хвостом гаснущих в воздухе искр. Ей было странно: в этот раз никто не заставлял её танцевать, как это бывало раньше. Она захотела сама. Немного танца в знак благодарности.

Другие люди, сидевшие около очага, увидели лишь внезапную вспышку пламени, но трактирщик улыбнулся в усы, немного поправил решётку, да подкинул пару поленцев, чтобы огонь затрещал веселей.
С того вечера Скай стал подолгу задерживаться у очага. Слушатели расходились, а он долго сидел и смотрел на трепещущие языки пламени, среди которых для него танцевала огненная девушка. Слишком яркая для того, чтобы остаться просто фантазией, и в то же время слишком прекрасная, чтобы быть реальной. Текучая, словно вода, гибкая, трепещущая, похожая на один из языков окружавшего её пламени.
А Миасса отдавала все силы, тратя всю себя без остатка, оставляя единственный кусочек живого угля, чтобы свернуться в нём до следующего вечера, ожидая новой истории и восхищенного взгляда молодого чтеца.

— О чём мечтаешь, Скай? — как-то спросил Мирт поздним вечером, убирая последние кружки со столов. Молодой человек словно очнулся – в зале никого не было, кроме него и хозяина, а он и не заметил, когда все разошлись.
— Сегодня странный вечер, — задумчиво сказал трактирщик. – Никто из гостей не остался на ночь. После того, как ты закончил читать, всех словно корова языком слизнула. Расплатились, и поминай, как звали. Что ты об этом думаешь, парень? — Скай не успел ответить на вопрос, снаружи сверкнула молния, а следом раздался рокочущий звук грома.
— Там настоящая буря! — воскликнула Шена, вошедшая с улицы. Она поставила на пол два полных ведра воды, поплотнее закрыла входную дверь и вытерла мокрые руки о передник. – Дождь стеной, даже дороги не видно.
— Ступай спать, женщина, я сам всё закончу, — сказал Мирт жене. Когда она ушла, трактирщик налил полную кружку хмеля и предложил Скаю. — На, выпей, парень, чтобы лучше спалось.
— Спасибо, но я вообще-то не пью, — пытался отказаться юноша, но трактирщик только ухмыльнулся и заставил Ская взять кружку.
— Пей, пей, работа на сегодня закончена. Слышь, как гремит на улице? Не выпьешь – не уснёшь.
Парень послушно сделал несколько глотков: от долгого чтения в горле у него пересохло, и прохладный хмель приятно освежал. Кружка опустела неожиданно быстро.
— Я посижу ещё немного у огня, если вы не против, — сказал он хозяину.
— Твоё дело, — пожал плечами Мирт, подбросил в очаг ещё дров и отправился наверх, вслед за женой.

Оставшись в одиночестве, Скай придвинулся к самому огню, так, что чуть не обжёгся о новую решётку. Миасса вышла к нему из очага, первый раз без страха, гордо тряхнула гривой волос и протянула алые ручки.
Молодой человек несмело протянул ладонь к маленьким огненным пальчикам Миассы и тут же отдёрнул руку, даже не коснувшись: от руки девушки веяло ледяным холодом, обжигающим, как огонь.
— Кто ты? — шёпотом спросил Скай. Девушка молча смотрела на него и улыбалась. Говорить с людьми на их языке она не умела.
— Ты танцуешь мне столько дней, а другие не видят тебя. Почему? – спросил молодой человек.
Девушка снова промолчала. Потом указала на книгу, лежащую поодаль.
— Тебе нравится, как я читаю – это я понял, — кивнул юноша.
Девушка радостно крутанулась на месте, от чего искры разлетелись от неё в разные стороны. Скай тихонько засмеялся.
— Тебе нравится танцевать и слушать, как я читаю, — сказал он. А потом добавил взволнованно: – Знаешь, ты просто чудо. Я никогда не видел таких, как ты.
Миасса смутилась, а потом подпрыгнула вверх и сделала сальто, на секунду замерев в воздухе. Это было странно, но она хотела нравиться чтецу. Очень хотела. Это она разогнала других людей, чтобы никто этой ночью не помешал её танцу. И теперь завертелась в безудержном вихре, рассыпая искры, оставляя за собой пылающие зигзаги.
Поворот, поворот, огненная спираль.
Прыжок, сальто, пламенное колесо.
Танец огненной саламандры, приносящий золотую удачу.

Скай не мог оторваться от удивительного зрелища, а Миасса танцевала до тех пор, пока дрова, подброшенные трактирщиком в очаг, не отдали ей всю свою силу. Тогда она остановилась и прижалась к железной решётке, сверкая большими глазами. А потом протянула юноше руку в открытом жесте и поманила.
Тот осторожно протянул ладонь, готовясь испытать холод, но Миасса коснулась лишь кожаного браслета на запястье чтеца. Рука его мгновенно потяжелела, сверкнуло золото, и молодой человек понял, что только что стал богаче, чем когда-либо смел мечтать.
— Настоящее золото! — прошептал Скай, не веря своим глазам. А потом широко улыбнулся и взял в руки тяжёлую книгу. – Спасибо за подарок, красавица! И за танец спасибо! Я тоже хотел бы порадовать тебя. Позволь почитать тебе ещё.

Голова его немного кружилась от усталости, хмеля и лёгкой влюблённости в девушку из очага. Клонило ко сну. Но Скай всё же раскрыл книгу и стал читать. А Миасса присела со своей стороны решётки и стала слушать, жадно ловя каждое слово, потому что история была о любви. Маленькая девушка вся обратилась в слух, сидела, затаив дыхание, прикрыв глаза и наслаждаясь волшебным голосом рассказчика.
Убаюканная тихими словами и ласковыми интонациями Ская, она не сразу поняла, что пауза длится слишком долго. Девушка беспокойно вскочила и выглянула наружу.
Молодой человек спал прямо на полу, прислонившись затылком к креслу. Книга мягко соскользнула с его колен на пол и раскрылась.
Миасса встревожено заметалась за решёткой. Она не дослушала свою историю! Огонь взметнулся в очаге. «Наказать! Наказать! Наказать!» — шумел он, гневно потрескивая.
Миасса замерла, схватившись за железные прутья. Она не хотела наказывать Ская, он ничего не сделал. Он хотел только порадовать её. «Наказать! Наказать! Наказать», — не унимался огонь. Таковы правила, историю надо дочитывать до конца.

«Да кто придумал эти правила!?» Миасса сопротивлялась, не хотела причинять вред человеку, но что же делать? Не услышав конец рассказа, она сама не доживёт до утра. Дрова в очаге почти прогорели и не могут больше питать тело саламандры. Душа её, лишённая сна, будет маяться до тех пор, пока не иссякнут последние силы. Но есть другой путь – превратиться в огненного демона, который съедает всё, до чего может дотянуться. Насытившись, он засыпает довольный, сберегая душу саламандры глубоко внутри, спасая от истощения и гибели. Миасса поступала так раньше, и оставалась жива. Но сегодня она не хотела! Не хотела! Потому что молодой человек по имени Скай безмятежно спал прямо тут, у очага, и должен был стать первой жертвой, до которой дотянется огненный демон.
Миасса не знала, что делать. Может быть, если заглянуть в книгу, она сама сможет понять, чем заканчивается её история?
«Наказать! Наказать! Наказать!»

Сердце девушки разрывалось на части, и она не могла больше медлить. Книга лежала совсем близко, будто приглашая заглянуть внутрь и коснуться истрёпанных страниц. Она притягивала к себе, словно магнит. Миасса сделала шаг. Другой. Кого может остановить решётка?
Надо двигаться быстро, чтобы не погаснуть.
Несколько быстрых шагов, и девушка с разбега вскочила на один из тонких изжелта-белых листов.
Что тут внутри? Ровные ряды непонятных значков…
Ммм, да, чёрные… неуклюжие… кривые…
Ах! Крючки, петли, кружочки… Но какие же они сладкие!
Страницы вспыхивали от одного её прикосновения. Одна, вторая, третья…
На вкус это было лучше, чем самые сухие дрова…

Несколько мгновений Миасса наслаждалась, но книга сгорела слишком быстро: история осталась недочитанной навсегда. Огненный демон почувствовал свободу, оттеснив Миассу на край сознания. Тело саламандры преобразилось, выросло в несколько раз: теперь это был дракон с пылающими глазами, жадно озирающийся по сторонам в поисках пищи. В очаге уже почти ничего не осталось, да и возвращаться туда не хотелось. Дракон раскрыл пасть и потянулся к деревянному креслу, около которого уснул Скай.
«Наказать!»
На лестнице раздался топот ног. Полуодетый трактирщик бросился к огню с мокрой тряпкой. Его жена, зажав рот и нос платком, подхватила заранее приготовленное ведро и выплеснула содержимое на пылающую книгу. Ей казалось, что нужно в первую очередь избавиться от книги. Трактирщик, колотя тряпкой по горящему креслу, успел увидеть зубастую морду дракона, потом растерянное лицо Миассы, и огненный вихрь саламандры мгновенно исчез в потоке холодной воды. Это трактирщица выплеснула второе ведро.
Позже Скай не мог сказать точно, что его разбудило: топот на лестнице, холодные брызги воды или жар пламени, коснувшийся лица. Он вскочил на ноги и сразу закашлялся: трактир тонул в удушливом дыму. Огня уже не было, только дым, пепел и несколько тлеющих искр.

— Просила же, не играть с огнём, — выдохнула Шена, звякнув пустым ведром об пол. Мокрый трактирщик стоял в луже воды рядом с чёрным скелетом сгоревшего кресла.
— Ты была права, женщина! – побледневший Мирт дышал тяжело, по лицу его скатывались крупные капли пота.
— Хорошо, что я вёдра поставила! – хмуро отозвалась Шена и посмотрела на Ская.
— Мальчишка… — сказал трактирщик. Было трудно понять, что он хотел сказать этим словом: то ли обвинить чтеца в поджоге, то ли выразить радость, что с тем ничего не случилось.
Молодой человек вдруг вскрикнул: последняя гаснущая искра ужалила его в ладонь. Он поднёс руку к лицу и ахнул. Огненная девушка! Только совсем другая: маленькая, почерневшая, измождённая. Скай бросился к трактирной стойке и подхватил свечу, оставленную там хозяйкой. Он осторожно пересадил девушку на огонёк, хотя она еле-еле могла держаться.
— Это она виновата, — услышал он за спиной сердитый голос Шены. – Твоя саламандра!
— Что здесь произошло? – строго спросил трактирщик, подходя к Скаю. Вид у него был пугающий: мокрый, полуодетый, испачканный сажей мужчина, который только что чуть не лишился всего из-за пожара. Юноша инстинктивно прикрыл свечу ладонью. Миасса сжалась в комочек, цепляясь за фитиль. Чтец молчал: он и сам толком не понимал, что произошло.
— Тебе самому лучше знать, что здесь случилось, — вмешалась Шена, обращаясь к мужу. – Это ж твой дед занимался ворожбой.
— От ворожбы и сгинул, — мрачно подтвердил Мирт и решительно потребовал у Ская: – Покажи саламандру.
Тот нахмурился и спрятал свечу за спину.
— Покажи, не трону, — трактирщик сверлил юношу взглядом. Тот медленно вытянул руку со свечой. Миасса сидела в лужице воска, опираясь спиной на фитиль, не в силах даже стоять на ногах.
— Бедняга, — вырвалось у Мирта.
— Её надо погасить! – возмущённо вставила хозяйка. – Хватит мучить живое создание: сначала дед, потом ты, а теперь…
Скай отступил на шаг, снова нахмурившись. Трактирщик поддержал жену:
— Не место ей здесь, парень, — сказал он.- Она всё равно погаснет без книги. Дух её питают истории, а книга-то сгорела дотла. Второй такой на всём свете не сыщешь.
— Так вот в чём дело! – вдруг встрепенулся Скай. – Это я виноват в том, что случилось. Нарушил правило: уснул и не закончил историю.
— Угу, — неопределённо промычал Мирт.
Юноша же поднял свечку к лицу и сказал Миассе:
— Ты не бойся, я эту историю наизусть знаю. Я дочитаю тебе!
Девушка слегка вспыхнула в ответ на его слова. Трактирщик недоверчиво смотрел на чтеца:
– Как это – наизусть?
— Я столько раз их прочитал, хозяин, что все истории запомнил. Могу повторить и без книги. Значит, ещё можно исправить то, что я натворил.
— Только не здесь! – отрезала Шена и сложила руки на груди. – Не позволю снова выращивать саламандру под этой крышей. Мы все могли сгореть заживо из-за ваших дурацких игр.
Скай беспомощно посмотрел на хозяев:
— Но я не могу сейчас уйти. Если мы выйдем на улицу, дождь уничтожит огненную девушку.
Трактирщик молчал в нерешительности. Скай бросил взгляд на Миассу, и увидел, что она показывает ему на своё маленькое запястье. И тут он вспомнил!
— Я заплачу, заплачу за ущерб! – воскликнул Скай. Он снял с руки тяжёлый золотой браслет и протянул хозяину. – Позвольте только остаться здесь до утра, а потом мы сразу уйдём. Обещаю.
Мирт и Шена переглянулись. Золотой браслет – весомая причина позволить многое. Скай остался до утра. Получив разрешение, он уселся в углу и начал что-то нашёптывать саламандре. Рассказывал незаконченную историю. И с каждым его словом девушка оживала, теплела, разгоралась новым светом. Внимательно слушала, глядя на спасителя ласковыми влюблёнными глазами.
Хозяева посвятили остаток ночи уборке и чистке зала. С одной стороны, чтобы не оставлять Ская одного без присмотра, с другой, чтобы утром быть готовыми встретить гостей, как ни в чём не бывало.
Дождь перестал, и на восходе солнца молодой человек выполнил обещание. Собрав свои вещи, попрощался с трактирщиком и его женой. Мирт протянул ему мешочек, в котором звякнули монеты:
— Твоя плата!
— Спасибо, хозяин, — поблагодарил юноша. Деньги ему были очень нужны.

Шена принесла из чулана масляную лампу и протянула Скаю:
— Возьми, для ящерки, — сказала она, хмуро взглянув на него. Свеча почти догорела, и новое обиталище было необходимо Миассе.
Юноша в ответ обнял женщину, поблагодарил и пожал руку трактирщику. Мирт вышел проводить его на крыльцо.
— Куда ты теперь?
— В столицу, искать учителя, — ответил Скай.
Трактирщик вдруг замялся в нерешительности. Зачем-то быстро оглянулся на дверь и сказал, понизив голос:
— Ты это… знаешь чего, парень. Будет время, запиши дедовы истории, пока не забыл. Память всё-таки.
— Обязательно запишу, — пообещал Скай.
— И это, вот ещё. Будешь мимо проходить, заглядывай. А за записи твои я хорошо заплачу, не сомневайся. Ну, доброй дороги! И не забывай рассказывать до конца… — Мирт скупо улыбнулся.
— Прощай, хозяин, — махнул рукой юноша и ушёл, больше не оглядываясь.
Миасса свернулась калачиком в уютно покачивающейся лампе и спокойно уснула до вечера. Надо было беречь силы. Она знала, что вечером её ждёт ещё одна волшебная история и самый красивый танец для Ская.
Танец огненной саламандры, приносящий золотую удачу.

Реклама

9 комментариев в “Юлия Тихвинова, «Танец в огне» 7,7,9,10,7,9,7,8,9 — 8.1

  1. Хорошая сказка, добротная. Несколько искусственной показалась сцена, где трактирщик предлагает герою выпить спиртного. Я понимаю, что Вам требовалась причина, чтобы герой внезапно прекратил чтение, однако вышло, на мой взгляд, немного натянуто. А в остальном, сказка читается легко и не без удовольствия. – 7 баллов.

  2. Да, это хорошо. Прочитано с интересом, с увлечением. Несколько «мягкая», на мой взгляд, история, но тут уже дело автора. Трактирщик, правда, кажется чересчур знающим, в том числе и об опасности, которую может принести саламандра, и, хотя дед у него от этого претерпел, все же относится к девушке-огоньку легкомысленно. Так мне почему-то представляется, несмотря на припасенную воду.
    Мир ограничен трактиром, но больше здесь и не нужно. Миасса показана хорошо, расцвет отношений тоже. Борьба Миассы с внутренним драконом показана похуже, слишком скоротечно.
    А в общем — 7, автор заслужил.

  3. «Был ненастный, ветреный день». «Был» как первое слово рассказа уже многое говорит опытному читателю.
    «Пили согревающий хмель». Что же они такое пили?
    «Растревоженный улей», «атмосфера накалялась». Штампы. Для такой яркой истории хотелось бы более яркого языка.
    Сама история достойная, хотя финал немного скомкан, и трактирщик выглядит статистом или «дублёром» автора в рассказе, таким неожиданным всезнайкой.
    Оценка – 9.

  4. хорошая сказка
    добрая, трогательная
    а если бы не множество распиханных по кустам роялей — так и вообще отличная была бы

    а еще невыстрелившее ружье с подсунутым чтецу трактирщиком элем…
    я была уверена, что гад-трактирщик задумал что-то нехорошее и желает чтеца для этого нехорошего усыпить специально и злонамерено
    а жена зачем-то ведра предварительно поставила — выглядело тоже очень нарочито
    и нарочитость эта подтвердилась — когда ведра обозначились как ПРИГОТОВЛЕННЫЕ ЗАРАНЕЕ
    то есть — знала и заранее побеспокоилась обезопаситься и половчее уконтрапупить ненавистную саламандру…

    я понимаю, что автор совсем другое сказать хотел
    только вот вышло-то именно это вот)))))))

  5. Сказка прекрасная и в ней кроме увлекательной сказочной истории есть много мудрых мыслей — и о добре и о выборе и о том что мы оживаем в наших книгах . Когда трактирщик предложил юноше спиртное, я тоже подумала что он хочет сам пообщаться с саламандрой. Жена трактирщика может просто держать воды побольше, ждать случая расправиться с соперницей.
    Оценка девять.

  6. Добротная, романтичная, тщательно выписанная сказка. Даже действительно странное предложение трактирщиком хмеля обосновано психологически: боялся он, трактирщик, что юноша начнёт читать новую историю без контроля, хотел просто-напросто усыпить… Можно писать серию о создании иных подобных существ — «баллады о скрытом мире»…Автор способен найти здесь героев и создать условия…
    9 баллов.

  7. Добротно проработанная фэнтезийная история. Конечно, пожар легко предугадывается заранее, но читать, тем не менее, интересно даже тем, кто не очень жалует фэнтези. Более того – есть ощущение, что приключения Ская и огненной девушки Миассы на этом не заканчивается, и рассказ мог бы послужить началом более развёрнутого произведения.

    Оценка: 8 баллов.

  8. Хорошая сказка. Начало подпортило общее впечатление: много повторов, много трактира, волнующегося, шумящего, угрожающего. Хочется другой подачи, более плавного и яркого зыка. А драки в трактирах случаются всякий раз, почему хозяин вспомнил о книге именно в этот? Дед, как я поняла, от демона огненного погиб, а значит, был уже пожар, почему хозяин забыл об опасности? Драка назревала только, мог предложить постояльцам эля за счёт заведения, если уймутся и простят друг другу обиды. Я понимаю, что автору нужно было, во что бы то ни стало извлечь фолиант из сундука, однако сделать причины убедительными она не потрудилась. С появлением саламандры всё выравнивается, правда вёдра и эль, нарочито вывешенные по стенам так же напрягли немного. Доработать бы.
    Оценка – 7.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s