Лиза (Анна Райнова)

Лиза, вы прекрасны, – сказал Артём, не сводя с неё восхищённого взгляда.

– Неужели? – улыбнулась ему собеседница и на мгновенье прикрыла глаза бархатными ресницами. А когда её невероятные очи распахнулись вновь, у Артёма засосало под ложечкой. Ему показалось, что в этих глазах отражается звёздное небо, которому просто неоткуда было взяться в зале ресторана.

– Правда, правда. Я был женат, по роду занятий мне приходилось общаться с огромным количеством самых прекрасных женщин, но. Уверяю вас, подобной филигранной красоты я ещё не встречал.

Да, Лиза была хороша: она мало походила на холодных напомаженных девиц с обложек глянцевых журналов. Её нежная, тонкая красота напоминала о средневековых принцессах…

– Вы говорите это всем девушкам? – с лукавинкой в голосе поинтересовалась она.

– Наверное, вам может так показаться, однако подобные слова я произношу впервые. Вы не просто красивая женщина, в вас есть нечто магическое, завораживающее. Что-то от сказочной эльфийки или феи. Вот мы с вами знакомы всего-то пару часов, а я очарован вами, как мальчишка, и уже готов совершать глупости. Я фотохудожник; не откажите мне, прошу, – он взял её тонкие длинные пальцы в свои руки, заглянул в глаза, – давайте продолжим вечер у меня.

– Ой, нет, что вы, так сразу!.. – Девушка отняла ладонь. – Я не могу.

– Жаль, – огорчился собеседник. – А телефон оставите?

Лиза кивнула, достала из сумочки ручку, записала номер на бумажной салфетке и протянула Артёму.

– Спасибо, я завтра же вам позвоню. Простите, я сейчас…

Артём вышел из зала – а Лиза тем временем осторожно провела ладонью над его бокалом. Потайная пружинка бриллиантового перстня в виде морской звезды,  чуть слышно щелкнула, открываясь. В бокал просыпался белый порошок – и сразу растворился в жидкости, будто его и не было. Девушка выудила из сумочки тонкую дамскую сигарету. Откинулась на спинку стула и томно затянулась. Выпущенный дым, завился причудливой спиралью…

За этим занятием её и застал Артём:

– Закажете что-нибудь ещё?

– Нет, спасибо, – покачала головой Лиза, – давайте выпьем за наше знакомство!..

Артём кивнул, соглашаясь, как верно согласился бы с любым её желанием.

Бокал вина и фужер мартини хрустально звякнули.

– За нас, до дна! – обворожительно улыбаясь, проворковала Лиза.

– Обязательно! – Артём залпом осушил свой бокал и поднял на девушку умоляющий взгляд. – Потанцуем?

– Нет, в следующий раз, сегодня времени не осталось…

Артём разочарованно пожал плечами и предложил себя на роль провожатого.

– Не стоит, за мной приедет такси, – был ответ. – Созвонимся завтра.

– Что ж, тогда до завтра, милая фея!…

Это было единственное, что смог сказать Артём. Он давно не испытывал ничего подобного, разуверился в своей способности очаровываться – и оттого ещё не желал отпускать Лизу.

– До завтра, – попрощалась Лиза.

Артём вскочил и прильнул губами к её руке.

– До завтра! – не терпящим возражений голосом повторила она, резко отняла ладонь и ушла.

Автоматические двери ресторана, закрываясь, прошелестели за её спиной. В лицо пахнуло ночной прохладой. Такси уже поджидало на парковке. Девушка улыбнулась сама себе, потянулась, изогнув спину, точно пантера после удачной охоты, и лёгким танцующим шагом направилась к машине. Пока такси уносило её прочь по ночным московским улицам, Лиза прокручивала в голове удачный вечер. Её новый знакомый Артём оказался весьма приятным и воспитанным молодым человеком… Жаль, не успела сказать ему, что она тоже художник. Теперь возможности не представится. Через каких-нибудь полчаса Артём схватится за сердце и, с выражением крайнего удивления на побледневшем лице, сползёт на пол… чтобы никогда уже не подняться.

Странное дело – ей было немного жаль свою последнюю жертву. Лиза ещё никогда не испытывала по отношению к мужчине подобных противоречивых чувств. Поэтому, когда зашла в свою маленькую квартирку, вынырнула из образа очаровательной принцессы и перевоплотилась в привычную себя – пошла принимать ванну. Точно старалась смыть с себя внезапное и непривычное чувство вины…

Наутро поднялась совершенно разбитой. Наспех выпила кофе. Умылась. Не глядя в зеркало. Всунула своё грузное тело в бесформенный балахон. Собрала волосы в пучок, сколов заколокой-крокодилом, и отправилась в музей восковых фигур, где работала художником.

Работа – это было единственное место, где Лиза чувствовала себя уважаемой и востребованной. Ещё бы! Художники её профессии были настоящей редкостью. А ей, кроме как в творчество, некуда было девать своё неуёмное воображение…

Лизу никто никогда не любил. Только мама. Но мама умерла больше года назад. Природа наградила Лизу на редкость отталкивающей внешностью. В школе у Лизы было мало подруг, – а те соученицы, что изредка удостаивали её своим вниманием, звали за глаза: «Девочка – не повезло»…Надо ли говорить, что парни смотрели в её сторону разве что с насмешкой! А Лиза мечтала; как и все другие девчонки; влюблялась и надеялась, что настанет день. И в её жизни появится человек, который разглядит её прекрасную глубокую душу. Зачитывалась романами о вечной любви…

Но время шло. Надежда медленно умирала: юноши становились мужчинами и всегда смотрели на Лизу с толикой брезгливого неприятия. Когда же её одноклассницы, а потом однокурсницы одна за другой стали выходить замуж, Лизу никогда не приглашали на свадьбу в качестве свидетельницы, чтобы не испортить фотографии её несуразным видом. Девушка выплакивалась в мамино плечо или в подушку. Ведь на самом деле она была другой, совсем другой! Вот только окружающие не желали этого замечать…

Со временем её подруги разъехались кто куда. У девушки не осталось никого, кроме мамы. А потом тихо и внезапно ушла и она. Лиза вернулась с работы, а мама лежала на полу прихожей с широко распахнутыми застывшими глазами… На похороны пришли только две её сотрудницы. Лиза осталась совершенно одна в огромном городе.

Чтобы не сойти с ума, она принесла домой материал, из которого создавала копии известных личностей. Сначала не знала, что будет делать, а после начала лепить ту Лизу, что все эти годы жила в её неуклюжем теле. На небесах явно ошиблись, подарив её чужое тело. Но что могла сделать с этим Лиза, кроме как вылепить новую себя. Месяц бессонных ночей, и Лиза – воздушная фея, Лиза – прекрасная соблазнительница навсегда поселилась в её спальне. После этого Лиза-настоящая стала редко заглядывать в зеркало, стараясь смотреть на  Лизу –  творение своих умелых рук. И вот однажды…

Она не поняла, как это вышло! Лиза вдруг почувствовала удивительную легкость во всем теле. Точно онемело всё. Стало страшно. Взгляд сам собой опустился на ноги, а там… Миг, когда она взглянула в зеркало и обнаружила в нем, вместо прыщеватого обрюзгшего лица оживший лик своей восковой куклы навсегда  запечатлелся в сердце. Задыхаясь от счастья, она кружилась перед зеркалом, точно маленькая девочка, разглядывая стройную точёную фигурку и хохотала, как безумная.

И каким же горьким было разочарование, когда через несколько часов, отражение прекрасной Лизы сменилось привычным несуразным лицом! Сказочное видение испарилось, будто его и не было… Подразнив, Лизе вернули её опостылевший облик…

Верно, то была галлюцинация! Лиза помчалась в ванную. Не включая свет, чтобы не видеть отражения в зеркале, долго тёрла мылом лицо. Солёные ручейки застили глаза, а девушка всё вздрагивала, не в силах успокоиться. Наконец, когда горе, смешавшись с проточной водой, утекло в неизвестность и оставило в груди лишь ощущение безмолвной пустоты, Лиза нашла в себе силы взять полотенце. Она промокнула ненавистную проблемную кожу и вернулась в комнату.

Телевизор представил её вниманию очередную сагу о вечной любви. Главная героиня, как всегда была красавицей, её возлюбленный – рыцарем без страха и упрёка. Лиза взирала на перипетии увлекательной истории холодным взглядом манекена. Она никогда не знала радости ласк и поцелуев. Никто, кроме мамы её не обнимал. Никто и никогда не смотрел на неё так, как герой фильма на свою избранницу. Глядеть на это, все равно, что дразнить голодную собаку куском отборного мяса, зная наперёд, что лакомый кусочек ни за что ей не достанется…

Лиза переключила канал. Тайны египетских пирамид? Куда лучше!..

Так и уснула на диване с пультом от телевизора в руках. Наутро, едва проснулась, поняла, что до работы её не дойти. Позвонила в музей, сказалась больной. Ей поверили – и пожелали скорейшего выздоровления.

Какая насмешка! Зачем ей здоровье, когда в действительности хочется одного: чтобы вся эта какофония, именуемая жизнью, поскорее закончилась. Вот тогда она навсегда расстанется с уродливой оболочкой…

Зайдя в спальню, поздоровалась с Лизой восковой. Показалось, что та кивнула в ответ…  Ха, вчера и не такое казалось! Весь день провалялась на диване с книгой Ремарка; чужие страдания немного утихомирили собственную боль.

Вечером чудесное превращение повторилось. Из зеркала вновь смотрела принцесса… Так продолжалось несколько дней подряд. Лиза поняла, что может оставаться прекрасной только в ночное время…

Вернулась на работу немного похудевшей. Сотрудники, удивительное дело, впервые это заметили. С того самого дня жизнь девушки изменилась, и ещё как! Каждую ночь она покидала дом. Сначала бесцельно бродила по улицам, наслаждаясь восхищенными взглядами прохожих – мужчин и слушала призывные гудки машин, но побаивалась принимать предложения прокатиться. Потом стала ходить в рестораны, – благо, средства у неё были. Мама оставила кое-что. Приобрела для новой Лизы модный гардероб, косметику, украшения…

Мужчины липли к ней, как мухи, – а девушка не знала, как от них избавиться. Ведь стоило Лизе переступить порог квартиры, она неизменно превращалась в себя настоящую… Вряд ли кто-то из её восторженных поклонников сумел бы узнать в грузной даме ту неземную красавицу, что очаровала его воображение вчерашним вечером…

Понимая, что не должна больше встречаться с теми, кто видел её красивой, Лиза пряталась и выключала телефон. Но это помогало плохо, и со временем у неё появился бриллиантовый перстенёк с секретом…

Оперуполномоченный Миркин шел по коридору. Шеф вызвал с самого утра, это грозило взбучкой за невыполнение квартального плана. Дверь с надписью: «Начальник отдела уголовного розыска майор Вышегорский Анатолий Васильевич» отворилась от лёгкого толчка. Миркин поздоровался. Вышегорский с недовольным выражением на грубоватом лице молча указал на стул.

– Что ж, передаю тебе новое дело. Отравительница, десятый случай за последние два месяца в разных ресторанах. Без цели грабежа; бумажники всех жертв остались нетронутыми, отпечатков пальцев нет, свидетелей тоже. Мертвы, – а те, кто жив, друзья или приятели убитых в один голос твердят о «прекрасной фее». Фоторобот преступницы прилагается. Ничего себе девица. Правда, последнюю её жертву все же откачали. Артём Сорокин, фотохудожник. Сейчас в реанимации. По телефону, найденному на салфетке в кармане его пиджака, проживает одинокая старушка – божий одуванчик. Как только пострадавший придет в себя, дуй в больницу за показаниями, – с этими словами шеф протянул ему папку с документами. – Всё, работай! Кроме тебя никто не справится. Мэр города требует от нас ответа. Его племянника две недели назад свезли на погост – дело рук нашей феи. Так что сам понимаешь…

– Завтра же займёмся разработкой, – кивнул Миркин, принимая папку.

– Валяй, времени у нас в обрез, зато в кадрах и технических средствах стеснения не будет. Мэр позаботился.

Раскрутка дела заняла около двух месяцев; за это время список жертв таинственной убийцы пополнился пятью новыми именами. Артём Сорокин выжил, но отчего-то лишь под нажимом согласился помогать следствию…

Ловить девицу пришлось «на живца». За столиками всех лучших ресторанов каждый вечер прохлаждались опера, с прикрепленными на лацкан пиджака скрытыми камерами. Мэр не жалел средств на поимку таинственной отравительницы. В конце концов, Артём опознал убийцу.

За рулём заказанного Лизой такси сидел оперативник, группа пустилась по следу девушки. Каково же было их удивление, когда взломали дверь квартиры, в которой скрылась «фея».

В доме было тихо. На кухне, в самодельной петле болтался ещё тёплый труп неизвестной женщины – полной, средних лет. Реанимировать самоубийцу не удалось.

В спальне обнаружили восковую копию роковой красавицы. Одежду её размера нашли в шкафу. И всё! Вопрос, как могла испариться преступница с седьмого этажа, не оставив следов, так и остался неразрешённым. Повесившуюся женщину, владелицу квартиры так же звали Лиза. Елизавета Ивановна Смирнова. Художник, автор восковых фигур одного из московских музеев. Сотрудники отзывались о ней положительно. Тихая, скромная, отличный специалист своего дела. Кем приходилась ей исчезнувшая убийца – установить не удалось. Родственников ни в Москве, ни за её пределами у покойницы не оказалось.

На этом дело зашло в тупик. Причину самоубийства художницы так же раскрыть не удалось; на работе она вела себя, как обычно, а за её пределами расспросить о ней было некого. Соседи ничего не видели и не слышали. Однако таинственные смерти прекратились. А вот жаждущий отмщения мэр рвал и метал. Вышегорский чуть было не поплатился местом, а кусавшего локти от бессилия Миркина ждало должностное разбирательство. За годы работы нашли к чему придраться. Срока избежал, но с работой в органах пришлось попрощаться. Как говорится, нашли козла отпущения.

Восковую фигуру Лизы, по-видимому, вылепленную руками художницы, – зачем и почему так и осталось тайной, – помытарили в отделе, а затем передали музею, где она и стоит до сих пор.

Через полгода в одном из выставочных залов Москвы с большим успехом прошла выставка работ известного фотохудожника Артёма Сорокина, под названием «Ангел смерти». Никто из побывавших там посетителей не мог поверить, что прелестная соблазнительница, главенствующая во всех композициях выставки, была восковой фигурой. Казалось, её блестящие глаза из-под приспущенных ресниц следили за вами повсюду… Этот феномен немедля приписали искусству художника – создателя выставки. Знатоки сравнивали его работы с картинами великого Леонардо. Но как ему удалось добиться подобного эффекта на фотографиях не понял никто… надо сказать, не понял и сам художник.

Артём слушал восторженные похвалы в свой адрес – и не мог избавиться от ощущения внезапной пустоты. Будто чёрная дыра в душе раскрылась, когда отсняв последний кадр, он вынужден был вернуть Лизу в музей. Теперь голова шла кругом. Скрывая подкатывавшую к горлу дурноту, прямо как тем незабываемым вечером, Артём извинился и покинул выставочный павильон, провожаемый с каждого снимка неотрывным взглядом принцессы его грёз.

3 комментария в “Лиза (Анна Райнова)

  1. О крупном говорить не буду, но по мелочам «недовычиток» много. Ванную можно «принять» за сауну, кухню, кают-кампанию звездолета — а вот чтобы помыться, надо принять ванну. Или душ. А какова, кстати, фамилия следака: Миркин или Мухин?

    И т. п.

  2. Упс, я Мухина не заметила! Ванную тоже. Спасибо за внимание и огрехи. Вот сейчас перечитала и взялась за голову. Рассказик старенький, можно сказать один из первых, давно на него не смотрела, а надо было бы, пержде чем куда-то выставлять…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s